“Род человеческий, встань с колен!” Глава 3 из книги Дэвида Айка

Глава 3 из книги Дэвида Айка “Род человеческий, встань с колен!” (David Icke, Human Race, Get Off Your Knees. — David Icke Books, 2010.  ISBN: 978-0-9559973-1-0.) Перевод с английского: © 2012 Paul Bondarovski.

Если вы хотите сказать людям правду, делайте это смешно, иначе они вас убьют.— Оскар Уайльд.

«Что происходит, Дэйв?»

Я начал замечать вокруг себя странные вещи в 1989 году, когда писал книгу об охране окружающей среды под названием «Это не должно быть так» («This Doesn’t Have to Be Like This»). Писал я быстро, иногда по целой главе в день, и вечером, перечитывая написанное, удивленно думал: «Откуда это взялось? Я не помню, как я это писал!» Как будто я работал во сне.

В то же время я начал ощущать рядом чье-то присутствие. Я был один в комнате, но чувствовал, что в ней находится кто-то еще, и так было из месяца в месяц. Однажды, в начале 1990 года, я сидел на краю кровати в номере гостиницы в Лондоне, и ощутил это присутствие настолько явственно, что воскликнул: «Если вы здесь, подайте какой-нибудь знак, а то я скоро полезу на стену!» Вскоре события стали развиваться в ускоренном темпе. В марте 1990 года я играл в футбол со своим восьмилетним сыном Гаретом, ныне блестящим автором и исполнителем песен, на берегу моря возле нашего дома в Райде на острове Уайт. Мы собирались пообедать в кафе на вокзале неподалеку, но все столики оказались заняты. Когда мы искали другое, нас остановил человек, который видел меня по телевидению, и завел разговор о футболе. Пока я отвечал на его вопросы, Гарет куда-то исчез, но я знал, что искать его надо в книжном магазине, где он обожал листать книги о паровозах, нашем общем с ним увлечении.

Я вошел в магазин и сказал Гарету, что нам надо идти искать другое кафе, но когда я развернулся, чтобы выйти на улицу, ноги вдруг отказались меня слушаться, их будто приклеили к полу. Ощущение было довольно странным; как я теперь понимаю, в мою жизнь вполне физически вмешалась другая реальность. Стоя вот так, с ногами, приклеившимися к полу, я отчетливо услышал «голос», который сказал: «Иди и посмотри книги у противоположной стены». «Что за чертовщина?» — подумал я. — «Что здесь происходит?» Я хорошо знал этот магазин, и книги у дальней стены меня не интересовали. Там стояли душещипательные романы авторов типа Барбары Картленд. Я все же отправился в том направлении, тем более, что оно было единственным, куда мои ноги согласны были идти, и сразу же обратил внимание на книгу с женским лицом на обложке. Впечатление было такое, будто других книг там не было. Подобное ощущение я впоследствии испытывал много раз. Я повернул книгу, чтобы прочитать выдержку на задней странице обложки, и наткнулся на слово «психотерапевт». Автор был профессиональным психотерапевтом и целителем-практиком, и мне сразу вспомнилось ощущение присутствия, которое преследовало меня в последние месяцы. Может быть, эта дама объяснит мне, что со мной происходит? Я прочитал книгу за одни сутки и связался в автором, чтобы договориться о встрече. Я умолчал о «присутствии» и сказал только, что страдаю артритом и что возможно ее метод лечения поможет мне. Я не собирался рассказывать ей о происходивших со мной странных вещах, разве что если бы она сама завела о них речь.

Частотные миры

Мы виделись только четыре раза, и первые две встречи не были ничем примечательны, если не считать того, что мы говорили о других измерениях и реальности, существующей в других частотных диапазонах, о более широком взгляде на жизнь и на то, что в ней возможно и невозможно. Я всегда отвергал религию, как и абсурдную, якобы «научную», идею о том, что человек возник как «случайный» продукт «эволюции» и что со «смертью» его существованию приходит конец. Невероятная чепуха, которую официальная «наука» продолжает навязывать нам, несмотря на обилие очевидных фактов и результатов исследований, в том числе проведенных свободомыслящими учеными, не оставляющих камня на камне от этой белиберды. Прежде я как-то мало задумывался над альтернативой этой бессмыслице, но в беседах с целительницей сразу почувствовал себя на одной с ней волне, когда она заговорила о реальности, существующей сразу в нескольких измерениях, и о способности одного измерения сообщаться с другими. Складывалось впечатление, что она говорит мне то, что я знал и раньше, и так оно и было на самом деле. Мы все обладаем этой информацией, но наш рассудок, ограниченный пятью животными чувствами, запрограммирован игнорировать память о том, чем мы являемся на самом деле и что мы на самом деле знаем.

Для тех, кому все это в новинку, объясню некоторые основополагающие идеи. Мы живем не в том «мире», который в силу своего частотного диапазона доступен нашим органам чувств. Воспринимаемый нами диапазон частот так же узок, как диапазон «видимых» световых волн. Реальность устроена не по принципу этажерки, одна полочка над другой; все в ней существует на разных частотах в одном и том же «пространстве», так же, как радио- и телевизионные каналы. Радиоволны в данный момент не обволакивают ваше тело, а пронизывают его, занимая с вами одно и то же «пространство». Это возможно благодаря разнице в частоте вибрации между ними и вашим телом, как и между ними самими. Только когда частота вибрации, или длина волны, одной радиопрограммы приближается к частоте, на которую мы «настроены», мы и начинаем ее слышать. В этом случае никаких других программ для нас не существует. При этом они продолжают существовать на других частотах, в другой «реальности», другом «мире». Если ваш радиоприемник настроен, скажем, на программу «А», вы слышите только ее, а программы «Б», «В» или «Г» — нет. Поверните ручку настойки и перейдите с частоты программы «А» на частоту программы «Б». Теперь вы слышите программу «Б», а программа «А» куда-то «пропала». На самом деле она остается в эфире (существует) как ни в чем не бывало, изменился лишь фокус вашего внимания (настройка приемника), что повлияло и на вашу осведомленность о ней.

Виртуальная реальность устроена точно так же. Наши пять чувств — зрение, слух, обоняние, осязание и вкус — воспринимают лишь чрезвычайно малую часть того, что существует в «пространстве», которое, как нам кажется, открыто нашему «взору». Вот почему животные, те же кошки, порой вдруг вздрагивают, реагируя на что-то в углу, где, казалось бы, ничего нет. Это для нас там ничего нет, а для них есть. Их зрительный диапазон шире нашего, и они видят многое из того, что находится за пределами нашего восприятия. Утверждение, что весь мир у нас внутри, или что Царство Господне находится в нас самих, совершенно верно. Бесконечность вселенной вполне умещается внутри нас, потому что все в ней существует одновременно в одном и том же «пространстве» или том, что мы под ним понимаем. Проблема, однако, в том, что бесконечность недоступна восприятию нашими органами чувств, как невозможно, настроившись на одну радиостанцию, слышать их все. Мы воспринимаем только то немногое, что вибрирует на частотах, доступных нашим органам чувств, иными словами, лишь то, что можно увидеть, услышать, потрогать, понюхать или попробовать на вкус. Эту нашу ограниченность я называю «тюрьмой пяти чувств». Большинство людей настолько привыкли жить в ней, что принимают ее сфабрикованный, фальшивый «мирок» за все, что есть, а свое отражение в этом «мирке» — за все, что они сами есть. Вся их реальность — это реальность рассудка. Такое мировоззрение с ранних лет внушается и укрепляется системой «образования», средствами массовой информации и «наукой», где все основывается на вере в то, что «реальность, данная нам в ощущениях», это и есть весь «мир». Энергия с низкой частотой вибрации выглядит «густой» или «твердой», как, например, сталь, но посмотрите на нее через мощный микроскоп, и вы увидите, что, какой бы «твердой» она ни была, это все та же вибрирующая энергия. Чем выше частота вибрации, тем плотность «материи» ниже, а когда частота становится настолько высокой, что выходит за рамки восприятия нашими органами чувств, мы говорим, что она «исчезла». На самом деле она никуда не исчезла, а просто вышла за пределы доступного человеку диапазона частот. Это объясняет и многие случаи, когда люди видят «привидения» или НЛО, которые «возникают» из ничего и «исчезают» в никуда. Существует множество реальностей, которые взаимно пересекаются, как волны радио- и телевизионных программ, и, разбираясь в этом, можно переключаться с одной на другую. Ученые называют их «параллельными мирами». Если вы говорите, что на ваших глазах что-нибудь появилось и бесследно исчезло, то, с точки зрения рассудка, ограниченного пятью чувствами, вы нуждаетесь в помощи психиатра. «Это невозможно!» — категорически заявляет рассудок. Но почему же? «Ничто», откуда появляется что-то и куда затем исчезает, это просто другая частота вибрации (или длина волны) бытия, недоступная нашим органам чувств. Достаточно понять это, чтобы выходящие за рамки «здравого смысла» так называемые «паранормальные» явления стали вполне объяснимыми. С каждой прочитанной главой этой книги для вас это будет все более и более очевидно.

Контакт

Во время моего третьего визита к психотерапевту я лежал на медицинской кушетке пока длился сеанс лечения, как вдруг я почувствовал, будто мне на лицо упала паутина. В книге доктора я читал, что подобные ощущения появляются, когда «духи» пытаются установить контакт. Как ни странно, впоследствии я больше никогда этого не чувствовал. Доктору я ничего не сказал, но 10-15 секунд спустя она вскинула голову и сказала: «О! Это сильно. Этот стоит того, чтобы я закрыла глаза!» От удивления я чуть было не соскользнул с кушетки. Она сказала, что видит человека «китайской внешности», который говорит: «Сократ со мной». Сократ (469-399 гг. до н. э.) — это древнегреческий философ, чьим самым известным учеником был Платон. Когда Сократу было 70 лет, власти обвинили его в ереси и разложении молодежи, и он сам привел в исполнение вынесенный ему приговор, выпив яд. Один из множества принадлежащих ему афоризмов гласит: «Мудрость заключается в знании того, как мало мы знаем». Блестяще сказано. «Китаец» был лишь проекцией из другого измерения в воображение доктора, чтобы перед ней был узнаваемый образ, на котором легче сконцентрировать внимание. Этот «связной» был выражением Сознания, мир которого не знает «физических» ограничений и которое поэтому может принимать любую форму по своему усмотрению. В высшем смысле это то, чем мы все являемся — чистым Сознанием, или Осведомленностью. «Связные» из других измерений проецируют информацию или мысль в энергетическое поле/мозг парапсихолога, и он (она) переводит послание на человеческий язык. Это то, что произошло со мной, когда я услышал «голос» в книжном магазине. Это тот же принцип, по которому радиопередачи транслируются в форме волн и с помощью радиоприемника преобразуются в слова. Итальянский парапсихолог «услышит» спроецированную мысль по-итальянски, английский — по-английски, и так далее. Вот как мой психотерапевт изложил то, что «человек китайской внешности» передал в тот день в марте 1990 года:

Он — целитель, призванный исцелить Землю, и он будет знаменит на весь мир.
Он встретит огромное сопротивление, но мы всегда будем рядом, чтобы защитить его.
Духовно он еще ребенок, но станет духовно богат.
Иногда он будет говорить слова, не зная, откуда они взялись. Это будут наши слова.
В одних случаях знание будет вложено ему в голову, в других ему будет указан путь к знанию.
Он был избран в юности за свою смелость. Он был проверен и выдержал все испытания.
Ему было назначено играть в футбол, чтобы научиться дисциплине, и когда он ей научился, пришло время идти дальше. Он также должен был научиться переживать отчаяние, испытать на себе все эмоции и овладеть искусством контроля над ними. Духовный путь тернист, он никому не дается легко.
Мы знаем, что он хотел, чтобы мы связались с ним, но было слишком рано 
[намек на мой крик отчаяния в «пустом» гостиничном номере, о чем мой доктор не знал]. Он был направлен сюда не для лечения, а чтобы мы могли с ним связаться. Но однажды он полностью выздоровеет.
У него всегда будет все, что необходимо 
[могли бы быть и пощедрее], но не более того.

На четвертом сеансе доктору снова явился «китаец» и сообщил следующее:

Один человек не может изменить мир, но один человек может передать послание, которое изменит мир.
Не пытайся действовать в одиночку. Иди рука об руку с другими, и тогда, если один упадет, остальные помогут ему подняться.
Он напишет пять книг за три года.
Политика не для него. Он слишком духовен. Политика антидуховна и сделает его несчастным.
Он уйдет из политики. Ему не надо ничего предпринимать. Все само постепенно устроится через год с небольшим.
Появится новый тип летательного аппарата, совсем не такой, как сегодняшние самолеты.
Время не будет иметь значения. Где захочешь, там и будешь.

Я был ведущим спортивной телепрограммы на Би-Би-Си и национальным спикером Партии Зеленых, а тут мне сказали, что я целитель и призван исцелить Землю, что один человек не может изменить мир, но один человек может передать послание, которое изменит мир. Как вам это нравится? Вначале я подумал, что это какой-то нелепый бред. Но что-то внутри меня, мое интуитивное «знание», требовало, чтобы я принял это всерьез, а там будь, что будет. Любопытно, незадолго до этого я сделал небольшое капиталовложение в надежде заработать — чисто рассудочный поступок наперекор интуиции — и проиграл. Сумма была незначительная, но достаточная, чтобы напомнить мне, что всякий раз, когда возникает разногласие между головой и сердцем, надо слушаться сердца, интуиции. Так я и решил поступить в отношении на первый взгляд несерьезных инструкций, полученных через моего психотерапевта. В который раз я должен был подчиниться неудержимой силе, всю жизнь толкавшей меня от одного эмоционального стресса к другому. Но после истекших с тех пор долгих лет хождения по мукам я должен признать, что все, что мне было предсказано, либо уже произошло, либо происходит, за исключением разве что «полного выздоровления». Последнего я все еще жду. Предсказание, что я за три года напишу пять книг о том, в чем ничего не понимаю, казалось особенно абсурдным. Тем не менее, оказалось, что я действительно написал столько книг за три года, причем с точностью до одного месяца, но осознал я это лишь после того, как вспомнил о предсказании и посчитал.

Когда я рассказал обо всем этом людям из руководства Партии Зеленых, их реакция была такой же тупой, невежественной и предсказуемой, как у большинства представителей той системы, против которой они якобы выступают. Мои собеседники распустили слух: «Дэвид сходит с ума». Окей, правильно. Добро пожаловать в новую политику! Как все политические партии, поскольку они вообще ввязались в политику, Партия Зеленых — это чисто рассудочная конструкция, неограниченная диктатура интеллекта, замаскированная под духовность. Я имею в виду не всех членов, а только саму партийную систему и тех, кто мирится с доминирующей ролью рассудка в их восприятии мира, а таких большинство. Они думают, что сильно отличаются от других политических партий, хотя на самом деле являются лишь иначе окрашенным выражением того же самого рассудка. Джонатан Порритт, самый знаменитый из британских «зеленых», являет собой классический пример рассудочного интеллектуала. Естественно, он набросился на меня и мои высказывания с самой едкой критикой. Ни он, ни другие «зеленые» и не могли иначе. Это рассудочные люди, чье мировоззрение ограничено шорами «восприятия через ощущения». Когда тот или иной представитель Партии Зеленых выступает по телевидению, его легко спутать с политиком из любой другой партии. Они дословно копируют свои программы с планов манипуляторов-глобалистов, включая централизацию власти (хоть они и делают вид, будто выступают против) и гигантскую ложь о виновности человека в «глобальном потеплении». Они стали членами клуба, который якобы намеревались закрыть, и, самое печальное, действительно думают, что закрыли. Примечательным исключением из общего правила был Джастин Уолкер, который на момент моего пробуждения занимал довольно высокое место в Партии Зеленых. Мы до сих пор дружим, и он поддерживает меня во многих сферах моей деятельности. Он позволил своему рассудку открыться для осознания новых возможностей и получил от своих «зеленых» собратьев немало оплеух за то, что не отрекся от меня. Спасибо, Джастин. Однако реакция на мое пробуждение со стороны иерархической верхушки Партии Зеленых (на словах отрицающей иерархию) — это цветочки по сравнению с тем, что меня ожидало дальше.

Все организовано

После тех первых визитов к психотерапевту события стали развиваться стремительно. На раннем этапе моего пробуждения я «случайно» встречался и с другими парапсихологами, не знавшими, что мне было сказано раньше. Все они говорили примерно одно и то же. Мир покрыт вуалью, которую надо снять; человечество должно узнать правду, и по неизвестным причинам оно должно узнать ее от меня. Среди прочего сообщения содержали следующее:

Искать ничего не надо. Путь уже четко определен. Тебе остается лишь следовать указателям… Мы ведем тебя по намеченному пути. На ходу ты усваиваешь наши уроки. Так было задумано еще до твоей инкарнации.
Истинная любовь не всегда приносит то, чего от нее ожидают, но всегда самое лучшее с ее точки зрения. Поэтому надо благодарно принимать все, независимо от того, нравится оно или нет. Задумывайся надо всем, что не нравится, и пытайся понять почему это было необходимо. Тогда принять неприятное будет намного легче.
В его устах мысль обретет форму и выльется в Слово в сознании тех, кто с ним встретится.
Тебе надо измениться. Тебе надо измениться во всех отношениях. Речь идет не о маленьких изменениях, немного здесь, немного там. Тебе надо буквально вывернуться наизнанку. Над миром нависла гигантская тень, и ее устранение зависит от самоотверженности таких, как ты.
Тех из вас, кто идет впереди, можно сравнить с ледоколами. Ты — острие клина. Ты должен… Как бы это лучше сказать? В известном смысле тебе выпала самая неблагодарная работа. Ты должен сделать невероятно много, но ты и способен сделать невероятно много. Потому ты и выбрал этот путь; таково твое предназначение — расчистить путь от завалов мусора, чтобы другим было легче идти.

Другими повторяющимися темами были грядущие великие потрясения и трансформация человеческого сознания, его полное пробуждение. Эта тема по сей день является главной в моей работе и жизни. В 1990 году никаких признаков «трансформации сознания» еще не было, сегодня же, за исключением железобетонной рассудочной логики официальных средств массовой информации, мы можем наблюдать массовое пробуждение сознания людей повсюду в мире. Они еще не составляют большинство, скорее наоборот, но их число растет с каждым днем. Все больше людей смотрят на себя и на мир иначе и впитывают информацию и идеи, которые еще не так давно сочли бы смехотворными и абсурдными. Через парапсихологов мне передали, что когда-то мы оказались в клетке «парализующей вибрации» и что низкочастотные, «жесткие» решетки этой клетки начали таять под влиянием энергетической трансформации. Позднее я узнал о древних преданиях, согласно которым в давние времена «материальный мир» был гораздо мягче и разреженнее, чем теперь, и что, например, австралийские аборигены верят в скорое возвращение мира к тому высокочастотному состоянию, которое они называют «веком мечты». Мы несомненно находимся где-то в середине процесса фантастических перемен, которые освободят «мир» от свойственных ему сегодня раболепства, невежества и жесткости (во всех смыслах слова). Но подробнее об этом ниже.

Наказание без преступления

Через несколько недель после того первого контакта через целительницу телевидение Би-Би-Си не возобновило со мной контракт. Иными словами, я был уволен. Это был настоящий удар, особенно если учесть ранее полученные мной благодарственные письма за хорошую работу и тот факт, что я еще был очень молод для своего поста, а значит, имел в перспективе по меньше мере пару десятков лет. Главной причиной было откровенное желание иерархической верхушки Би-Би-Си избавиться от меня в связи с моей деятельностью в Партии Зеленых, а еще потому, что я отказался выплачивать коммунальный налог, введенный диктаторским режимом премьер-министра Маргарет Тэтчер. Сумма налога была установлена одной и той же как для богатых, так и для бедных, что являлось вопиющей несправедливостью, и я был одним из миллионов тех, кто в знак протеста отсрочил получение зарплаты. Миллионы людей за это предстали перед судом, и пресса с огромным вниманием следила за первыми процессами. В этот момент опять вмешалась судьба. Первые дела могли слушаться где угодно в пределах Соединенного Королевства, но где они слушались? В Ньюпорте, крохотном базарном городишке на острове Уайт, где в списке стояло и мое имя. Я прибыл в суд под шелест камер телерепортеров и щелчки затворов фотоаппаратов газетчиков, которые съехались для освещения первого процесса над неплательщиками коммунального налога. Процесс, однако, не состоялся. В течение нескольких часов я ждал своей очереди, наблюдая, как группа за группой перед судом представали «обвиняемые», большинству из которых налог платить было попросту нечем; их оказалось так много, что рассматривать каждый случай отдельно не было никакой возможности.

Когда наконец прозвучало мое имя, я оказался перед судьями в группе с еще шестью или семью «подсудимыми». Один из группы, которого я ранее видел на митингах протеста, поднял руку и попросил слова. Он обратил внимание суда на две даты: день, когда он должен был получить зарплату, и день отправки ему повестки в суд в связи с неуплатой налога. Затем, сославшись на соответствующий закон, он заявил, что срок между этими двумя датами слишком короткий, а следовательно, настоящий судебный процесс противоречит действующему законодательству. Атмосфера в зале мгновенно изменилась, и судьи удалились на совещание. Вернувшись через полтора часа, они вынуждены были признать замечание справедливым, отменить все принятые в тот день решения и отпустить нас всех с миром. Тут я вмешался и заявил, что все не так просто. Людей незаконно привлекли к суду, они потеряли зарплату за целый день, плюс расходы на транспорт — все это стоит денег. Как насчет компенсации? У судей не было другого выхода, кроме как согласиться. Потери в зарплате были возмещены, и я получил чек на сумму в два с половиной фунта стерлингов, равную стоимости автобусного билета. Все произошедшее нашло отражение на первых страницах газет и в телевизионных новостях дня, а коммунальный налог Маргарет Тэтчер был высмеян на всю страну. Налог после этого пришлось отменить, и вскоре был введен новый, хоть как-то принимающий во внимание финансовые возможности людей. Вернувшись домой, я пару раз ущипнул себя за руку, чтобы убедиться, что все это мне не приснилось. Не только первый процесс был устроен на острове Уайт, хотя для него могли выбрать любое другое место, но и остановлен он был как раз в тот момент, когда я уже стоял перед судьями в ожидании приговора! Опять совпадение? Теперь я знаю, что нет. Да и какова вероятность подобного стечения обстоятельств?!

На следующее после суда утро я приехал на Би-Би-Си, чтобы обсудить мое «будущее» с руководителем отдела спорта. На его столе были разбросаны утренние газеты с репортажами о фиаско коммунального налога в Ньюпорте и в большинстве случаев с моей фотографией крупным планом. «То, что я собираюсь сказать, не имеет к этому никакого отношения», — сказал он, указывая на газеты. Вкратце, мне было сказано, что у меня нет будущего на Би-Би-Си. Несколько недель спустя, после одиннадцати лет безукоризненного сотрудничества, мы расстались без обычных формальностей, таких как слова благодарности и пожелания удачи. На Би-Би-Си с персоналом обращаются бесцеремонно и даже грубо, не лучше, чем со скотом, как, впрочем, и в других средствах массовой информации. Но, опять же, один и тот же опыт можно воспринимать по-разному. С точки зрения рассудочного «я», руководство Би-Би-Си обошлось со мной грубо и бессердечно. Однако с точки зрения истинного «я», я освободился от рабского труда на телевизионной мельнице и был волен идти за своей судьбой в любом направлении. Я благодарен своим бывшим начальникам еще и за то, что, если бы я и все последующие годы продолжал вести спортивные передачи на телевидении, как продолжают многие из моих тогдашних коллег, я бы в конце концов начал подыскивать обрыв повыше. Так что удачи им всем; что же касается меня, то я, если не считать потери заработка, был рад вырваться на свободу.

Куда теперь?

Моя прежняя жизнь закончилась, как ей и было положено. Я лишился работы и еще не знал, на что буду жить, но зато чувствовал себя свободным. Работа в бездушных средствах массовой информации превратилась в настоящий кошмар, и я был рад, что он кончился. Следующие несколько лет я прожил без финансовых проблем, поскольку привык жить скромнее, чем позволяла моя зарплата на телевидении, и накопил в банке достаточный резерв для себя и своей семьи. Полагаться на судьбу вообще дело рискованное, особенно когда все наработанное годами вдруг начинает рушиться на глазах. Дела шли плохо, и конца этому не было видно. Во многих отношениях я символически действительно прыгнул с обрыва в бездну, и теперь уцелеть можно было только научившись летать. Внезапно я осознал, что учиться не надо — я и так умею летать, как и все мы умеем. Линде и детям в те дни было особенно тяжело. Со мной хотя бы происходили странные вещи, которые придавали мне сил, им же приходилось довольствоваться одними моими рассказами.

Муж и отец, чье лицо в течение десяти лет каждый вечер появлялось на телеэкранах по всей стране, вдруг оказался выброшенным на улицу и теперь рассказывает о каких-то невероятных событиях и выдвигает нелепые идеи, за которые скоро будет публично высмеян едва ли не более беспощадно, чем кто-либо другой в истории Великобритании. Если бы не тот факт, что жена и дети оставались в те дни на моей стороне и поддерживали меня несмотря ни на что, трудно сказать, смог ли бы я выдержать предстоявшие мне испытания. Они были со мной потому, что так им было назначено судьбой, как и мне — быть с ними. Это верно для всех, независимо от того, «хорошо» или «плохо» они друг к другу относятся, независимо от того, как воспринимает это их разум. Люди не появляются в жизни друг друга случайно, особенно в семьях. Если у вас возникли проблемы в семье, постарайтесь понять, почему и что это говорит о вас самих. Может быть, настало время вам измениться, а может быть, вам пора осознать, что на самом деле мы связаны не иллюзорными кровными узами, а единым для всех Сознанием. В этом смысле у вас может оказаться больше общего с человеком, которого вы встретили десять минут назад, чем с родными, с которыми прожили всю жизнь. Даже тесные семейные узы связывают людей через Сознание, а не через кровь, которая является лишь иллюзией Разума.

Моим единственным желанием было не отстать от быстро сменяющих друг друга событий в моей жизни. Странным образом какая-то сила внутри меня знала, что это дорога, которой я должен идти. В последние месяцы 1990 года я написал свою первую книгу об этом, «Вибрация Истины» («Truth Vibrations»). В название книги я вынес идею о приближающемся изменении частоты вибрации нашей реальности, которое, как мне было сказано, пробудит человечество от коматозного состояния и снимет завесу лжи с феномена «жизни» на планете Земля. Все тайное станет явным, сказали мне. Два десятилетия спустя так и происходит повсюду в мире. Когда книга ушла в печать накануне Рождества 1990 года, пришла в движение цепь событий, которые привели к коренной трансформации моих взглядов, мыслей и представлений о жизни. Я вдруг почувствовал, что должен немедленно отправиться в Перу. Тогда я не знал, откуда в моей голове возникла эта идея, но теперь знаю: Сознание передало мне ее через «внутренний голос», иначе называемый интуицией. Я ничего не знал о Перу и прежде этой страной не интересовался. И вдруг слово «Перу» стало мерещиться мне повсюду — притягивало мой взгляд в книгах, газетах, витринах туристических агентств… Когда я познакомился с еще одним парапсихологом, ее первым вопросом было: «Вам никогда не хотелось побывать в Перу?» Она сказала, что я отправлюсь туда и буду пить воду из тамошней «священной реки». Я вспомнил эти слова несколько недель спустя, когда пил воду из реки Урубамба, «священной реки» инков, что течет по Священной Долине, пересекая древний и некогда считавшийся «потерянным» город Мачу-Пикчу в Перу. Во всем, что я делал с момента первых контактов с Сознанием через парапсихолога, я следовал интуиции. Я не знал, почему должен ехать в Перу, просто знал, что должен и что тому есть причина. Моя голова, моя «логика» говорили мне, что не следует тратить последние деньги на такое дорогое путешествие, но теперь решающим для меня был голос сердца.

Чисто интуитивно я вылетел в Лиму, Перу, в начале февраля 1991 года, навстречу событиям, положившим начало моей новой жизни. Сойдя с самолета в аэропорту Лимы и получив свой багаж, я на мгновенье почувствовал себя потерявшимся ребенком. Куда теперь? На память почему-то пришло название города Куско в Андах, центра древней цивилизации инков, и я увидел на табло вылетов, что самолет туда отправляется через 35 минут. В аэропорту было много народу, а мне еще предстояло купить билет. «Придется лететь другим рейсом», — подумал я. Но тут из толпы вынырнул перуанец, как оказалось, неплохо говоривший по-английски, и спросил, куда я лечу.

— В Куско, — ответил я.
— Отель уже есть?
— Нет.
— Билет есть?
— Нет.
— Сейчас у вас будет и билет, и отель.

Он выполнил обещание с немыслимой быстротой, за комиссионные, разумеется. До вылета оставались считанные минуты, а я только-только встал в хвост безнадежно длиннющей очереди. Шансов успеть не было никаких, и я уже было приготовился к долгому ожиданию, как вдруг услышал голос своего спасителя: «Да не сюда, идите за мной!» Он потащил меня к самому началу очереди, где его друг, оформлявший посадку, немедленно отложил в сторону чьи-то документы и занялся мной. В результате менее чем через час после прибытия в Лиму я уже шагал через тармак на посадку в самолет, отправлявшийся Куско. Подобные «совпадения» и синхронности случались в течение всех трех недель моего восхитительного пребывания в Перу и с тех пор не прекращались. Я приехал в свой захудалый отель и, усевшись на кровати в номере, стал гадать, что мне делать дальше. За несколько дней до отъезда один знакомый дал мне телефон своей приятельницы в Куско, и я решил позвонить и посмотреть, что из этого выйдет. Приятельница оказалась менеджером местного туристического агентства, и менее чем через час мои первые шаги в Куско были расписаны по минутам. Она также позвонила своему знакомому гиду-перуанцу, чтобы тот показал мне окрестности. На следующее утро я приехал на встречу с гидом к нему домой, что стало началом невероятного приключения. Я вошел через незапертую дверь и обнаружил хозяина спящим на полу. Когда он открыл глаза, его первыми словами были не «привет» и не «доброе утро», а вопрос: «Что вам снилось этой ночью?» Оправившись от удивления, я ответил, что действительно видел сон, причем довольно неприятный, в котором у меня выпал передний зуб.

— Твой отец или дед еще жив? — спросил он.
— Мой отец жив, а что?
— Такой сон может означать смерть отца или деда.

За пределами Лимы позвонить из Перу за границу дело практически невозможное, во всяком случая так было тогда, но когда неделю спустя мне наконец удалось позвонить домой, оказалось, что мой отец действительно умер в ночь, когда мне приснился тот сон. Его похоронили еще до того, как я узнал о его смерти. Мне пришлось пробыть в Перу дольше, чем я планировал, и в течение всех трех недель странные события следовали одно за другим. Каждое утро я говорил гиду, куда мне подсказывала отправиться интуиция, он отвечал, что это никак не возможно, и тем не менее всякий раз мы оказывались именно там. Я побывал в восхитительных местах, не только в таких знаменитых, как Мачу-Пикчу, но и во многих других, столь же незабываемых. Однажды мы оказались в городке Пуно, на юге Перу, недалеко от озера Титикака, которое считается самым высокогорным судоходным озером в мире. Гид забронировал нам комнаты в гостинице «Силлустани», названной по имени древнего поселения инков, расположенного в часе езды. В гостинице, естественно, были фотографии поселения, и я сказал гиду, что хочу туда съездить. Как положено, он возразил, что в данное время года это невозможно, разве что за большие деньги, но я по настоянию интуиции заверил его, что заплачу, сколько нужно. Пришлось нанять микроавтобус (по словам гида, необходимый), и мы отправились в путь втроем, считая водителя.

Говорящий холм

Развалины Силлустани расположены на холме, с трех сторон окаймленном живописной лагуной. Необитаемые с виду окрестности на горизонте переходили в горы. Царившую вокруг тишину нарушали лишь двое мальчишек, предлагавших случайным туристам сфотографироваться с иламской маской; в тот день из туристов был только я. Побродив около часа среди руин под палящим перуанским солнцем, я направился обратно к микроавтобусу, чтобы вернуться в Пуно. Поездка казалась законченной, и я был немного разочарован. Как ни красиво было это место, оно даже близко не соответствовало настойчивости, с какой интуиция толкала меня сюда. Минуты через три после того, как мы тронулись в обратный путь, мои грустные размышления нарушил возникший справа от дороги холм. Увидев его, я тотчас услышал в голове голос: «Иди ко мне… Иди ко мне… Иди ко мне…» Что за чертовщина? Не хватало только говорящих холмов! Но я все же попросил водителя остановиться. «На пару минут», — пообещал я. Не вершине холма я обнаружил торчащие из земли камни высотой чуть меньше метра, образующие замкнутый круг; с дороги их видно не было. Я встал в центре круга лицом по направлению к Силлустани и вершинам гор на горизонте. На небе было ни облачка и солнце нещадно палило в лицо. Внезапно я снова почувствовал, будто мои ноги вросли в землю. Как когда-то в книжном магазине в Райде, но на этот раз гораздо сильнее. Совершенно непроизвольно я развел руки в стороны и поднял выше головы. Попробуйте развести их так же и поднять под углом примерно 45 градусов, уже через минуту вы почувствуете, как они начинают неметь. Я простоял в такой позе час с лишним и ничего не чувствовал, пока не опустил руки, после чего мои плечи свело страшной судорогой. У меня было такое чувство, будто в моей макушке просверлили отверстие и через него хлынул поток энергии, идущей из земли через ноги и пронизывающей все тело. Казалось, энергия течет в обе стороны. Я снова услышал голос, который сказал: «Об этом мгновении будут говорить и сто лет спустя». И добавил: «Это кончится, когда ты почувствуешь дождь». При чем тут дождь? Какой дождь? На небе ни облачка, только палящее солнце и ясное синее небо. Что вообще со мной происходит?

Так я стоял, не в силах пошевелиться, а поток энергии все нарастал, пока наконец меня не затрясло, как от удара током. Время потеряло смысл. В привычном для нас понимании его не существовало — ни прошлого, ни будущего, только переживаемое мгновенье. Я то терял, то вновь обретал ощущение действительности, как за рулем автомобиля порой не помнишь, как ехал последние несколько километров. В данном случае за рулем было подсознание, а сознание погрузилось в сон. Придя в себя в очередной раз, я заметил легкую дымку над вершинами гор вдалеке, которая на моих глазах сгущалась и темнела. Там, далеко, шел дождь. Скоро тучи накрыли весь горизонт и стали стремительно приближаться. Тучи надвигались стройной шеренгой, и создалось впечатление, будто на меня с неба опускается занавес. Солнце исчезло. Набегая одна на другую, тучи клубились, как сухой лед на сцене концертного шоу, и в их быстро менявшихся очертаниях мне мерещились лица. К этому времени меня уже так трясло от пронизывавшей все тело энергии, что я едва стоял на ногах. Поднялся ветер, и я увидел, как на меня надвигается плотная дождевая стена, будто сплетенная из отливавших сталью струй. Когда я почувствовал на лице первые капли, поток энергии тотчас оборвался, как если бы кто-то повернул выключатель. Меня качнуло вперед; ноги подкашивались, мышцы рук и плеч ныли от долгого напряжения. Только теперь я заметил стоящего возле круга гида-перуанца, которому надоело дожидаться меня в машине. Если бы выражения лиц можно было читать дословно, то его физиономия гласила бы: «Ну и псих, этот англичанин!» Мои руки излучали накопившуюся энергию с такой силой, что я поспешил к микроавтобусу, где у меня с собой был кристалл, который, я надеялся, впитает хоть часть ее. Кристалл попал ко мне три или четыре недели назад в Гластонбери, Англия, где хозяин магазинчика сувениров дал мне его бесплатно. «Думаю, он вам понадобится», — сказал он. Я возразил было, что такой кристалл мне не по карману, но он сказал: «Неважно, берите так». Мои ноги пылали и дрожали еще целые сутки; я не находил себе места, и в ту ночь почти не сомкнул глаз.

На следующий день я отправился в потрясающее место, на остров Солнца на озере Титикака, которое расположено на границе между Перу и Боливией на высоте более 3800 метров и считается самым высокогорным судоходным озером в мире. Согласно инкской легенде, остров Солнца и соседний с ним остров Луны названы так потому, что на них родились Солнце и Луна, которые, вернувшись на Землю, стали первым инкой Манко Какпаком и его сестрой и супругой Мамой Окльо. На острове нет электричества, и в отсутствие привычных неоновых реклам звезды в небе сияют невероятно ярко. Я шагнул из маленькой рыбацкой лодки на берег, все еще пытаясь понять, что именно произошло со мной вчера на холме. На берегу я встретил блондинку из Аргентины, которая накануне была в Ла-Пасе, Боливия, и там почувствовала, что обязательно должна отправиться на остров Солнца. Приехала она всего на полчаса раньше меня. Я протянул ей руку в знак приветствия, и она не сразу отпустила ее; по-английски она не говорила, но по ее удивленному взгляду на мою руку я понял, что что-то в моем рукопожатии показалось ей странным. Что она имела в виду? Что почувствовала? Связано ли это с тем, что я пережил вчера на холме? Трансформация, которая в течение следующих недель произошла в моей жизни и восприятии мира, стала для моей психики и нервной системы настоящим испытанием на выносливость. В моей голове словно прорвало дамбу, что, если вспомнить вибрационную природу всего сущего, видимо, так и было. Разум, прежде ограниченный пятью чувствами, поднялся на новый уровень восприятия и в него хлынули новые впечатления, мысли, идеи. Информации было слишком много, чтобы сразу во всем разобраться и все понять. Мое состояние в тот период можно было сравнить с компьютером, которому задали сразу слишком много задач, и он либо выполнит их все до единой, либо зависнет. Так было и со мной.

«Бирюзовый период»

К несчастью для моего самолюбия, но к счастью для моего пробуждения, книга «Вибрация Истины» вышла в начале 1991 года, когда я во всем настолько запутался, что не мог с уверенностью сказать, на какой я планете. Книгу и мои публичные выступления высмеивали на первых страницах газет, по телевидению и радио. В каком бы уголке Великобритании я ни вышел на улицу, на меня тут же сыпался град насмешек. В известном смысле это был самый «смешной» период в моей жизни. Стоило мне заглянуть в бар, как там раздавался дружный гомерический смех. Остановившись у светофора, я слышал хохот целых семей в соседних автомобилях. Телевизионным комикам, чтобы развеселить публику, больше не приходилось рассказывать анекдоты — достаточно было произнести мое имя. Над моими детьми смеялись на улице и в школе, за ними охотились журналисты таблоидов, любивших покопаться в чужом белье. Один репортер-внештатник, живший на острове Уайт, был особенно назойлив и зарабатывал тем, что выдавал себя за моего друга. Истерия достигла апогея, когда я появился в прямом эфире в телепрограмме популярнейшего тогда в Великобритании «интервьюера» Терри Уогэна. Он с самого начала избрал ироничный тон, и не прошло и минуты с момента моего появления в студии, как публика уже умирала со смеху. Так продолжалось в течение всего интервью. По возвращении из Перу я стал одеваться исключительно в бирюзовый цвет; не знаю, почему именно, просто он меня притягивал. Позднее я узнал, что бирюза — священный камень во многих древних культурах и имеет глубокий эзотерический смысл. Он, в частности, очень распространен у американских индейцев. Годы спустя, когда я впервые встретился со своим будущим дорогим другом Кредо Мутвой — «сануси», или шаманом, и официальным историком южноафриканского народа Зулу, — он с головы до ног был увешан украшениями из бирюзы. Поначалу, однако, я ничего не знал об эзотерическом значении бирюзы, просто вдруг полюбил этот цвет, и все. Впрочем, в некоторых газетах знали о бирюзе еще меньше и написали, что я помешался на «пурпуре». С чего они это взяли, остается загадкой.

Другим основанием для насмешек было то, что я однажды назвал себя «сыном Бога». Меня немедленно обвинили в том, что я сравниваю себя с Иисусом Христом. Между тем, я полностью убежден, что Иисус как человек вообще никогда не существовал, и я это подробно обосновал в своих предыдущих книгах. Под «сыном Бога» я имел в виду себя как аспект Беспредельного Сознания в моем тогдашнем его понимании. Мы все как капли воды в океане Беспредельного Сознания, или Знания. На одном уровне восприятия мы «индивидуумы», а на другом — частицы неделимого целого. Более того, мы и есть неделимое целое, как капля в океане, а океан — в капле. Я не имел в виду, что пришел спасти мир или что-либо в этом роде; только то, что, как и всё во вселенной, я — аспект Бесконечности, а не просто некое «физическое лицо». Я хотел сказать, что если Беспредельное Сознание — это Бог, то мы все его символические «сыновья» и «дочери». Разумеется, мое понимание этого с тех пор значительно углубилось, но ничего другого под «сыном Бога» я не подразумевал. Тем не менее средства массовой информации обвинили меня в кощунстве, а я, захлебываясь в обрушившемся на меня после поездки в Перу информационном цунами, оказался не в состоянии сразу же объясниться с ними. Я блуждал в лабиринте, не реагируя на происходящее снаружи; тем временем нелепые искажения моих слов множились на радость насмешникам и любителям анекдотов. А Иисусу я бы сказал одно: «Дружище, ради всего святого не возвращайся. Тебя здесь снова распнут, причем христиане одни из первых. А если все же решишь вернуться, то не забудь явиться „грядущим на облаке” [Лк 21, 27], иначе ведь не признают». У некоторых комиков чувство юмора оказалось сильнее сарказма; я помню, как Джаспер Кэрротт сказал, что я не могу быть сыном Бога, потому что трех мудрецов и одну девственницу в Лестере не сыскать. Бедняга мэр города, видимо, исключение. Кэрротт представил это так здорово, что мои дети от хохота бились в истерике. Остальные критики и почтенная публика ограничились кто злобными, кто плоскими шуточками. Как-то в самый разгар «анти-айковской» кампании мне позвонила мама и с сильным лестерским акцентом спросила: «Что происходит, Дэйв? Что происходит?» Я не нашел, что ответить, поскольку и сам не знал. Знал только, что не должен отступать несмотря ни на что.

Я хорошо помню, как во время телевизионного интервью с Терри Уогэном ощущал себя как бы в двух лицах. Одно представляло иллюзорный рассудочный «мир пяти чувств», а другое наблюдало за происходящим с высоты Беспредельного Сознания. Когда присутствовавшая в студии публика смеялась надо мной, мой рассудок, моя нереальная «личность» по имени «Дэвид Айк» возмущалась и паниковала, но я отчетливо помню и реакцию своего другого «я». Оно говорило: «Окей, все прекрасно, это все нам на пользу, так что не беспокойся». Должен признать, что поверить этим словам тогда было страшно трудно, но они подтвердились. Я понимаю, почему люди считали мое поведение самоубийственным и почему даже сегодня, когда мои книги пользуются растущим успехом, тот «бирюзовый» период, когда я называл себя «сыном Бога», многими воспринимается как полный грубых ошибок, значительно осложнивших мою дальнейшую работу и подорвавших доверие ко мне со стороны публики. Те, кто так думает, глубоко ошибаются. Тот период беспощадного высмеивания не сделал мою работу более трудной — он сделал ее возможной.

На свободу со смехом

Все на свете можно рассматривать с двух позиций — Разума и Сознания. Разум видит только первые параграфы на странице, тогда как Сознание эту книгу уже читало. На самом деле оно ее и написало. Чтобы делать то, что мне предстояло делать несколько лет спустя, я должен был вырваться из тюрьмы, в которой живем мы все. Эта тюрьма изолирует Разум от Сознания и день за днем держит человечество в рабском подчинении у системы, созданной и управляемой крохотным меньшинством. Это тюрьма страха перед тем, что о нас могут подумать другие. Большинство людей живут не так, как хотели бы, и говорят не то, что действительно думают. Они боятся, что окружающие — родители, учителя, «друзья», соседи — осудят их за взгляды и образ жизни, не соответствующие «нормам», царящим в этом приюте для лунатиков. Они живут с опущенной головой и закрытым ртом. («Выступающий гвоздь забивают первым».) Иными словами, они не живут по собственной воле, скрывают свои сокровенные желания и свою неповторимость и больше всего на свете опасаются выйти за рамки ограничений, наложенных на их жизнь и взгляды обществом в лице родителей, учителей, «друзей» и соседей, короче — Полиции Мыслей. Разве я мог выдвигать в своих книгах и лекциях откровенно вызывающие и порой «странные» идеи, если бы меня по-прежнему волновало, что обо мне подумают? Конечно, нет! Волей-неволей я бы что-то вычеркивал, о чем-то важном умалчивал, чтобы, не дай Бог, кого-нибудь не обидеть. Те, кто жестоко высмеивал меня в начале 1990-х годов, сами того не сознавая, оказали мне большую услугу, вытолкав за ворота тюрьмы на свободу. Отныне я мог говорить всю правду, а если кому-то это не нравилось, что ж, очень жаль. Значит, они верили во что-то другое, как я сам прежде. Когда тебя каждый день год за годом подвергают публичным издевательствам, у тебя остается только два выхода: либо «лечь на дно» и утонуть в депрессии, либо перестать обращать внимание на то, что о тебе думают, и вырваться из окружения. Вырваться со скотного двора под названием «Что обо мне подумают?» Период насмешек казался кошмаром трусливому и загнанному Разуму, Сознание же знало, для чего это было нужно. А нужно это было моему Разуму, чтобы открыться и впустить в себя Сознание. Это было необходимо для того, что мне предстояло делать. Как было мне сказано через целительницу в самом начале моего пробуждения:

Истинная любовь не всегда приносит то, чего от нее ожидают, но всегда самое лучшее с ее точки зрения. Поэтому надо благодарно принимать все, независимо от того, нравится оно или нет. Задумывайся надо всем, что не нравится, и пытайся понять почему это было необходимо. Тогда принять неприятное будет намного легче.

Задним умом…

Потребовались месяцы, чтобы я приблизился к пониманию того, что с мной произошло, и годы, чтобы большие фрагменты начали складываться в общую картину. На холме в Перу я пережил монументальное пробуждение кундалини. Как я уже говорил, «физическое» тело связано с другими энергетическими «телами» и Сознанием за пределами пяти чувств с помощью вортексов, чаще называемых «чакрами». Как мы увидим дальше, все это находится на одном и том же уровне восприятия реальности. Чакры во множестве разбросаны по всему телу, но из них выделяются семь основных. Каждая чакра представляет отдельный уровень бытия. Например, чакра, расположенная в точке солнечного сплетения, связывает наше физическое тело с эмоциональным; вот почему такие эмоции, как страх или беспокойство, мы ощущаем в районе желудка. Мы говорим, что почувствовали тепло в животе или спазмы в желудке, хотя на самом деле эти ощущения исходят из чакры солнечного сплетения и лишь затем вызывают ту или иную реакцию в «физическом» теле. Чакры связаны с телом через гланды эндокринной системы, такие как эпофиз, гипофиз и щитовидная железа, и их вибрационное состояние влияет на тело множеством способов. Точкой равновесия нижних («физических») и верхних («ментальных», «духовных») чакр является сердечная чакра. Через нее мы может поддерживать в сбалансированном состоянии физические и нефизические аспекты нашего существования, через нее же мы связаны с высшим уровнем интуитивного знания — Сознанием. При пробуждении кундалини в нижней чакре у основания позвоночника высвобождается огромное количество энергии, которая затем поднимается по осевому каналу позвоночного столба. Этот процесс хорошо описан в книге Ицхака Бентова «Мир как маятник» («Stalking the Wild Pendulum»):

Книги, посвященные йоге, описывают кундалини как энергию, которая свернулась, подобно змее, в основании позвоночника. Пробуждаясь, эта энергия входит в позвоночник, поднимается по нему, и тогда человек видит или ощущает ее в себе как светящийся шнур или сияющую змею. Поднявшись в голову, светящийся шнур пронизывает макушку — тогда видно, как луч света проходит сквозь череп, уходя вверх. В этом случае говорят, что человек «иллюминировал». В итоге такой человек может обрести глубокую интуицию и пробудить в себе такие психические способности, как ясновидение, яснослышание или целительскии дар.

Это и случилось со мной на холме в Перу и позднее. Потому у меня и было ощущение, будто «прорвало дамбу». Кундалини мощным потоком устремилась по моему позвоночнику, соединяя все мои чакры и мозг с высшим уровнем знания, который я называю Сознанием. В нынешний период массового пробуждения эффект кундалини переживают все больше и больше людей. Не у всех это происходит столь же бурно, как у меня, в форме мощного взрыва, но происходит неизбежно по мере того, как в растущем числе людей начинается энергетическая трансформация, настраивающая их на Вибрацию Истины. От того первого «взрыва» мысли мои поначалу пришли в хаос, вызванный изменением моего энергетического состояния. Благодаря этой перемене я стал смотреть на себя и на мир совсем иначе; кроме того, на меня обрушилась лавина информации и идей, на осмысление которых потребовались месяцы. Окружающие ничего об этом не знали и сочли меня «сумасшедшим». Такова обычная защитная реакция людей на того, кто значительно отличается от них, а я вдруг стал отличаться очень серьезно. Как я уже говорил, тем, кто не слышит музыку, кажется, что танцующие сошли с ума. Точно таким же образом признаки трансформации они приняли за симптомы психического расстройства. Ицхак Бентов отмечает, что психологические симптомы кундалини в некоторых экстремальных случаях «напоминают шизофрению», и многие люди оказываются в сумасшедшем доме лишь потому, что «современная» медицина не понимает, что с ними происходит. Он далее пишет:

По иронии судьбы, людей, в ком таким образом ускорились эволюционные процессы и которых можно назвать передовыми мутантами человеческой расы, их «нормальные» собраться считают ненормальными и помещают в больницу. На основании разговоров с друзьями-психиатрами осмелюсь предположить, что такая ситуация не столь уж экзотична и редка, как можно подумать, и, возможно, от 25 до 30% помещенных в психиатрические больницы шизофреников относятся к данной категории людей — огромная потеря человеческого потенциала.

Бентов справедливо отмечает, что диагноз «шизофрения» может объясняться открывшимся человеку доступом к новым уровням знания:

Причина в том, что люди, как будто выброшенные катапультой, попадают в ситуацию, в которой им приходится функционировать в нескольких реальностях. Из-за расширения диапазона частотного отклика они слышат и видят происходящее в соседних мирах — астральном и других… Объем прорвавшейся информации для них невыносимо огромен, и они начинают путать две или три реальности.

Я читал эти строки годы спустя после моего «бирюзового периода», но в них очень хорошо описано мое тогдашнее состояние. Я находился тогда в центре общественного внимания, совершенно не понимая, что со мной происходит. Когда наконец природа и симптомы пробуждения кундалини были объяснены, они вполне совпадали с тем, что я пережил, хотя эмоционально от этого и не было легче. В течение месяцев после падения моей ментальной и эмоциональной «дамбы» моя жизнь представляла собой сплошной хаос. Беспорядок царил не всех уровнях, и я говорил и делал много такого, что прежнему Дэвиду Айку и в голову не пришло бы. Обо всем этом сообщалось на первых страницах центральных газет, и в конце концов от моих старых жизни и личности не осталось почти ничего. Все мосты в «прошлое» были сожжены, так что отступать было некуда. Да и не хотелось. Как ни запутался я тогда в жизни, что-то толкало меня вперед. Бежать я не собирался. Я знал, что все так и должно быть, но почему, для чего? Месяца через три мои мысли начали приходить в порядок и я вернулся в «нормальное» состояние. Во всяком случае внешне. Внутри я преобразился. То, что случилось со мной на холме в Перу, и «скачанная» затем информация начали интегрироваться с «Дэвидом Айком». Я открывал для себя то, чего не замечал раньше. Я смотрел на мир теми же глазами, слушал теми же ушами, но видел и слышал совершенно иначе. Я научился видеть сквозь киноэкран, изображение на котором власть имущие пытаются выдать нам за «реальность». Манипуляции из тайных становились для меня явными, и по мере того, как прояснялось мое сознание, я все яснее видел, что реальность не имеет ничего общего с тем, что мы за нее принимаем. Мир, который нам кажется «настоящим», на самом деле сфабрикованная иллюзия. Но зачем, кем, и как?

Рабы рассудка

К середине 1991 года я снова крепко стоял на ногах, но люди и пресса еще помнили безумные дни моего переходного периода. Поди докажи, что ты не верблюд, когда на тебе уже соответствующий ярлык. Однажды объявленный «психом» навсегда «псих»; либо черное, либо белое, никаких оттенков. Насмешки по-прежнему поджидали меня на каждом шагу, а значит «нормальной» жизни пока не предвиделось. Тем не менее я отправился в поездку по британским университетам, заранее представляя, как меня будут встречать. Хотел ли я этого? Разум: «Конечно, нет!» Знал ли я, что так надо? Сознание: «Да!» Лекции прошли с аншлагом. В ряде случаев все билеты были распроданы за несколько недель до моего приезда — будущие «хозяева страны» рассчитывали славно повеселиться. В один из вечеров тишины пришлось ждать 15 минут. В зале стоял гул, на сцену летели крышки от пивных бутылок. Я подождал, пока зал успокоится, и сказал:

— Вы считаете меня сумасшедшим, не так ли?
— Да-а-а! — дружно ответил зал.
— Тогда что же сказать о вас? Вы заплатили деньги, чтобы поиздеваться над человеком, насчет которого вам внушили, что он сумасшедший!

Настала мертвая тишина. Студенты поняли, что в их поведении отразилось их отношение не ко мне, а к самим себе. Это, кстати, полезно помнить: наши слова и действия, когда мы кого-то высмеиваем или ругаем, характеризуют не человека, которому они адресованы, а нас самих. Начиная с того момента, меня слушали с почтительным вниманием, только компания на темной галерке продолжала время от времени выкрикивать едкие комментарии. Я попросил включить свет, чтобы их было видно, и передать на галерку микрофон, чтобы компания высказалась во всеуслышание. Молодые люди уворачивались от микрофона, будто это была динамитная шашка. Благодаря этим встречам я стал лучше понимать и себя, и психологию групп с их запрограммированными поведенческими реакциями. Кроме того, встречи показали, что я начал освобождаться от беспокойства о том, что могут подумать обо мне окружающие. Как бы меня ни встречали, я не терял самообладания и чувствовал себя гораздо раскрепощеннее. Я начал осознавать всю иллюзорность своей прежней жизни и то, что все человечество, за исключением небольшой группы лиц, находится в плену виртуальной реальности и навязанных ею правил игры. В тот период меня несколько раз интервьюировал Имонн Холмс, с которым я был в приятельских отношениях, когда еще сам работал на британском ТВ. Он вызывал у меня улыбку тем, что не мог взять в толк, как можно пожертвовать успешной карьерой на телевидении ради того, чем я стал заниматься. Тот факт, что есть вещи поинтереснее телевидения и что «популярность» — не более чем иллюзия, казалось, выходил за рамки его понимания. «Но ты же мог по-прежнему работать на телевидении!» — восклицал он. Да, мог, но не захотел, дружище. «Но…» Еще один раб рассудка. В средствах массовой информации других встретишь редко, такова профессия.

Бок о бок с Джимми Картером

Те первые сообщения из другого измерения, которые я получил в 1990 году, оказались пророческими, особенно в отношении того, что «в одних случаях знание будет вложено ему в голову, в других ему будет указан путь к знанию». В последующие годы я ежедневно попадал в ситуации, от согласованности или «синхронности» которых захватывало дух. Люди, с которыми я встречался, книги и документы, которые я читал, впечатления, которые получал, — все шаг за шагом приближало меня к пониманию происходящего в мире и природы жизни как таковой. Мысли, которые внезапно возникали в моей голове о людях и событиях, оказывались верными и впоследствии подтверждались практикой и исследованиями. Интуиция указывала мне путь с синхроничной точностью. Без нее я бы никогда не накопил так много фактов и не установил связи между ними так быстро. Какая-то сила вне всяких сомнений хочет освободить Разум человечества. Она освободила мой, и я передаю открытое мною тем, кто готов меня слушать. Вот один из примеров невероятных «совпадений», ставших обычным делом после пережитого мной на холме в Перу. Летом 1995 года я закончил рукопись книги «… И правда освободит тебя» («… And the Truth Shall Set You Free»), в которой привел довольно подробную биографию бывшего американского президента Джимми Картера. Незадолго до отправки книги в печать я ездил в Ирландию, где побывал на чудесном шоу «Ривердэнс» в дублинском театре «Пойнт». Постановка тогда еще не стала мировой сенсацией, и билеты свободно продавались в кассе. Я поднимался по проходу к своему месту и наверху столкнулся со своей знакомой, работавшей в труппе массажисткой. Вид у нее был растерянный и взволнованный. Она сказала, что должна была быть за кулисами, но интуиция (опять это слово) заставила ее пойти в зал и дождаться меня. Перед моим появлением она краем уха услышала от служащего охраны, что для «службы безопасности» зарезервированы места 25, 26, 27 и 28 в ряду S. Я понял ее замешательство: она знала, что у меня и еще одного друга были билеты на места S-25 и S-26. Стало быть, мне досталось кресло «службы безопасности»? Странно. Моя знакомая добавила, что такой службе у них никогда не было, а значит, это люди скорее всего не из театра. Я решил сесть в свое кресло и посмотреть, что будет дальше. До начала спектакля оставались считанные минуты и зал был полон, но когда я дошел до своего ряда S, он оказался пустым от первого до последнего места. Очень странно. Мы с другом сели на свои места и заметили, что сидевшие перед нами люди стали оборачиваться и смотреть куда-то за наши спины. Обернувшись, я увидел, что кто-то спускается по проходу в окружении группы массивных мужчин. Этот кто-то явно был знаменитостью, потому что в зале автоматной очередью застрекотали затворы фотоаппаратов. Кортеж остановился в конце моего пустого ряда, из него вышли двое и направились в мою сторону.

Когда они приблизились, я увидел, что это Джимми Картер с женой; подойдя, они сели рядом со мной в оставшиеся два кресла, зарезервированные для «службы безопасности». Невероятно! На следующий день я узнал из газет, что Джимми Картер прибыл на встречу с президентом Ирландии Мэри Робинсон и воспользовался случаем посмотреть «Ривердэнс». И вот он и его жена сидят со мной рядом, хотя билеты у меня такие же, как у всех в зале, и ни с кем из администрации театра я не знаком. Я встал и мы с Картером обменялись рукопожатиями. Глядя ему в глаза, я остолбенел. Это, конечно, не более, чем мое личное впечатление, но я как будто заглянул в пустоту, в окно дома, где никто не живет. Мне стало не по себе. Я с трудом удержался от соблазна сказать ему, что у меня скоро выходит книга, которую могла бы ему понравиться. Мысль о том, что я сижу бок о бок с американским президентом, одним из действующих лиц моих книг, в окружении сотрудников ЦРУ, казалась мне очень забавной. Как я много раз убеждался, у Сознания потрясающее чувство юмора. Это было одно из «случайных» стечений обстоятельств, которые буквально преследовали меня с начала 1990-х годов, когда я по зову сердца стал интересоваться тем, что на самом деле происходит в мире, кто действительно им управляет и с какими целями. Когда меня спрашивают, каким образом мне удалось собрать так много информации обо всем этом, я отвечаю, что очень просто: мне даже не приходится ее искать, она сама приходит ко мне. Как мне было сказано в те ранние дни:

Искать ничего не надо. Путь уже четко определен. Тебе остается лишь следовать указателям… Мы ведем тебя по намеченному пути. На ходу ты усваиваешь наши уроки. Так было задумано еще до твоей инкарнации.

Я не имею в виду, что это просто. Это требует огромных усилий и упорства. Количество информации, которую надо обработать, классифицировать и сопоставить, порой приводит меня в отчаяние. К концу дня иногда забываешь, где ты и как тебя зовут. Иначе, как с помощью интуиции, невозможно приоткрыть завесу секретности над тем, что на протяжении тысячелетий намеренно скрывалось от наших глаз. Для меня во всем следовать интуиции — жизненный принцип. С помощью интуиции Сознание «разговаривает» со всеми, кто готов слушать. Если интуиции говорит мне пойти туда-то, сделать то-то, встретиться с тем-то, я подчиняюсь безоговорочно, без лишних вопросов и консультаций с «логичным» рассудком — просто беру и делаю. Иногда сразу, иногда по прошествии какого-то времени, но обязательно выясняется, что эти поступки были необходимы. Должен, однако, заметить, что синхроничность бывает и негативной, о чем я подробнее еще расскажу. Не все происходит так, как было «задумано».

Никогда не сдаваться

Люди, которые сразу после «бирюзового периода» приходили на мои выступления с единственной целью посмеяться надо мной, вскоре исчезли, поскольку выяснилось, что в информации, представленной во всех деталях, смеяться, собственно, не над чем. В течение следующих лет я выступал перед крохотными группами в тесных и холодных залах и уходил беднее, чем приходил. Суммы от продажи билетов в лучшем случае хватало, чтобы расплатиться за аренду помещения. В то же время до меня доходили слухи, будто я делаю это «ради денег». Признаюсь, что тот период был серьезным испытанием моей решимости продолжать начатое. Все казалось бессмысленным, но внутренний голос оставался невозмутимым и не переставал заверять меня, что все будет хорошо. Даже при почти полном отсутствии заработка я в 1990-е годы по неожиданным приглашениям посетил более 40 стран (теперь уже 50). Это помогло мне собрать невероятно обширный архив информации об истории, методах и действующих лицах тайной манипуляции миром и его населением. Я начал понимать, что глобальная конспирация не праздная «теория», как ее представляют средства массовой информации. В результате за «Вибрацией Истины» последовала еще целая серия книг, таких как «Вылечить мир» («Heal the World»), «Дни решения» («Days of Decision»), «Мятеж роботов» («Robots’ Rebellion»), «… И правда освободит тебя» («… And the Truth Shall Set You Free»), «Я — это я, и я свободен» («I am me, and I am Free»), «Самый большой секрет» («The Biggest Secret»), «Дети Матрицы» («Children of the Matrix»), «Алиса в Стране чудес и трагедия Центра всемирной торговли: Почему официальная история событий 11 сентября — монументальная ложь» («Alice in Wonderland and the World Trade Center Disaster: Why the Official Story of 9/11 is a Monumental Lie»), «Беспредельная любовь — единственная правда, все остальное — иллюзия» («Infinite Love is the Only Truth, Everything Else is Illusion»), «Руководство Дэвида Айка по глобальной конспирации (и как с ней покончить)» («The David Icke Guide to the Global Conspiracy (and how to end it»).

Интерес к моим публикациям и выступлениям особенно возрос после выхода «Самого большого секрета», а еще больше — после событий 11 сентября 2001 года и американского вторжения в Ирак. Мой интернет-сайт www.davidicke.com посещают миллионы людей, а мои конференции повсюду в мире собирают все больше и больше участников. Когда-то мои слушатели могли уместиться в телефонной будке, а теперь я выступаю перед тысячами в разных странах. Канули в прошлое времена, когда, как однажды в пригороде Чикаго, на встречу могло прийти всего восемь человек, или когда приходилось вообще отменять выступление, чтобы не разговаривать с самим собой. Люди начинают пробуждаться в массовом порядке, и интерес к мой работе стал в некотором роде барометром этого явления. Одно из первых полученных мной в 1990 году сообщений касалось надвигающейся трансформации (пробуждения) человеческого сознания; это же было главной темой «Вибрации Истины». С каждым днем признаки этого видны все отчетливее. Нам открывается правда, которую все мы знаем, но которую из нас вытравили: кто мы на самом деле. Надеюсь, мой опыт побудит вас выразить вашу безмерную уникальность и перестать быть теми, кем рассудочный мир заставляет вас быть. Это по силам каждому, не только кому-то «особенному»; мы все «особенные», надо лишь осознать это. Стебель травы, дуновение ветра, полет орла — всё это особенное. Все, что нужно, это перестать мириться с тем, что нас насмешками, травлей, осуждением и запугиванием заставляют поступиться Сознанием во имя господства Разума.

Слушайтесь сердца, интуиции, своего внутреннего голоса — через них с вами говорит Сознание. Следуйте за ним, и жизнь станет увлекательным приключением.

Скачать “Род человеческий, встань с колен!” Глава 3 из книги Дэвида Айка  PDF 339 Kb

 

Источник

Опубликовано 21 Апр 2012 в 10:06. Рубрика: Библиотека, Дэвид Айк (David Icke).
Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.

Ваш отзыв