От Хлодвига к Рюрику. Путь царей

Таинственная связь семьи Спасителя, династии франкских царей и рода Рюриковичей

-Иессеево_Благовещ.собор

В нынешние предпоследние, а, быть может, и последние времена всё больше открывается «от века сокрытое». Как правило, открывается «на соблазн», но иначе и быть не может. Важнейшей частью православной аскезы является умение отделять «помыслы справа» от «помыслов слева», «своё» от «чужого». То же самое относится и к происходящему сегодня «отворению истории».

-Иессеево.Роспись

Сравнительно недавно в результате реставрационных работ в Московском Кремле было обнаружено, что старинные фрески Архангельского и Благовещенского Соборов, созданные при Иване III и Василии III, были позднее либо сбиты, либо заштукатурены.

-Иессеево. Чертёж В.В.Суслова

Когда историки приступили к исследованию их остатков, удивлению их не было предела. Оказалось, что перед ними — известный иконографический сюжет «Древо Иессеово» — изображение родословной Христа, в которую вместе с Давидом и Соломоном оказались включены… русские великие князья Димитрий Донской, Василий Димитриевич, Иван III, Василий III, а на стенах галереи — Зороастр, Платон, Пифагор, Гермес Трисмегист и другие «внешние мудрецы». Это только то, что удалось реставрировать, но и оно оказалось настолько странным, что об открытии предпочли замолчать. Счастливым исключением были работы Р.Багдасарова (к сожалению, из когда-то серьёзного историка превратившегося сегодня в галерейщика) и Н.Чернецова. Однако, забвение не есть свидетельство истины.

Загадка, задаваемая нам историей, кажется крайне сложной и крайне простой одновременно — вроде тех, что Сфинкс задавал Эдипу. Но
разгадать её необходимо. Ведь именно она оказывается напрямую связанной с происхождением нашей страны, её изначальной, а, значит, вечной и неизменной «сродностью».

Слово царь мы впервые встречаем в древнем Шумере, где оно произносилось как сар. Язык шумеров строго нельзя отнести ни к яфетическим, ни к семитским — он, по-видимому, древнее тех и других. Так называемая ностратическая теория находит одно из подтверждений именно через изучение Шумера. Напомним, что в древности слова читались как слева направо, так и наоборот, что и доныне сохраняется в некоторых языках Востока. Ностратический корень ср или рс (со всеми вытекающими отсюда сур, сир, рус, раса, роса и т.д.) означает солнце, свет, кровь (руда), род (раса) и, естественно, царскую власть (волость, символом коей являются волосы). Ряд этот можно продолжить и выстраивать чередование смыслов до бесконечности. Если же мы вспомним, что даже в XI-XII веках, во времена «Правды Русской», когда уже можно говорить о целостном, сложившемся государстве, законодательно разделяются «русин», «словенин», «варяг» и «колбяг», и становится ясно, что «русь» и «славяне» — не столько этнонимы, сколько именования сословий, если угодно, варн, сохранившихся от древней арийской общности. Сегодня уже почти общепризнанным названием североевропейских ариев или «праславян» стало их греческое именование венеды. Именно они населяли огромное пространство от Ботнического залива до берегов Испании. Венеды — предки не только собственно славянских (в современном понимании), но, по сути, всех народов Европы, да и не только её. Везде, где жили индоевропейцы, мы встречаем корень вен — Вена, Венеция, Вятка (с переходом носового звука в «я», как в слове пять), и даже озеро Ван. А финны, чьим легендарным предком был Вейнамейнен, до сих пор называют Россию «Венайя» — любопытствующий может отправиться в Ленинградскую область и посмотреть на пограничные столбы. Русь (красные, рдяные) — царское или воинско-княжеское (кшатрийское) сословие у венедов, собственно цари, князья или конунги (rix, rex, rig, roi). Этих царей французский исследователь Жан Робен именует «царями-мореплавателями» или «белыми венерианцами». Путать их с викингами не следует, ибо последние, как правило, — «отбившиеся от рук» дружинники этих самых «царей» или «конунгов», то есть князей, наподобие бежавших от Рюрика в Киев Аскольда и Дира или упомянутых ниже лехитов.

Тем не менее, изначальное происхождение «морских царей», то есть собственно Руси, — не морское, а именно континентальное. Не море, а суша — их колыбель. Европейские хроники, прежде всего, самая ранняя и знаменитая «Хроника Фредегара» VII века, выводит их происхождение из погибшей Трои. Война ахейцев и троянцев, архетипическая в истории культуры, была на самом деле едва ли не первой войной цивилизаций, войной моря и суши в понимании Карла Шмидта. Если мировоззрение ахейцев было, условно говоря, протолиберальным, то есть торгово-обменным, собственность у них определяла власть, то в Трое господствовал своего рода (конечно, условно) монархо-аристократический «социализм», связанный с культом воинской доблести. Не случайно именно троянцы стали основателями государственности практически по всей Европе. Эней отплыл на запад и стал родоначальником царей Рима, которые ещё долго, в течение всей эпохи «Двенадцати таблиц», то есть до возникновения работорговли, сохранял в целом троянские архетипы жизни и власти. Другие троянские цари — потомки Приама — повели своих людей в противоположные стороны. Антенор — на восток, в Крым, и далее на север. Это были русы-киммерийцы или кимвры (вспомним город Кимры на Волге, куда они впоследствии переселились). Приамиды же осели за Дунаем, а затем постепенно передвигались на запад, дойдя до Атлантики. Их и называли франками, что значит «свободные». О происхождении царских родов из Трои рассказывает и скандинавская «Младшая Эдда». Именно поэтому, хотя русы и освоили мореплавание на северных морях, они по духу были чужды той торговой, средиземноморской стихии, которая стала колыбелью современного Запада. Морские пути воспринимались ими, прежде всего, как «философское море», плавание по которому откроет «зелёную землю», Аваллон, «острова блаженных», дорогу к которым указывает Полярная звезда и Большая Медведица — рус или урс ведь ещё и древнейшее, табуированное имя хозяина наших лесов. Продвигаясь на север, сакральный север, русы-троянцы шли к собственным истокам, к нашим истокам, туда, откуда вообще вышли арии, где, по Геродоту, находилась баснословная Гиперборея.

Русы или франки?

В первой половине XIX века московский историк Юрий Иванович Венелин обнаружил в архивах, а, главное, в летописях и устных сказаниях его народа (по происхождению он был карпатским русином, его фамилия Гуца) любопытнейшее свидетельство. Во многих памятниках территория современной Финляндии и Балтии, а также нынешних Ленинградской, Новгородской и Псковской областей называлась Старой Франкией, а собственно Франция, точнее, северная её часть — Новой Франкией. Заметим, что русины, живущие достаточно замкнуто, сохранили в своей культуре очень многое из того, что собственно в России, а тем более в славянской Восточной Европе было утеряно.

[В 1945 году депутация русинов во главе с православным епископом обратилась лично к Сталину с просьбой писать их в паспорте не украинцами, а русскими, но получила отказ. Прим. автора].

Позднее Федор Глинка, Василий Передольский и другие выявили удивительные совпадения — река Шелонь под Новгородом и Шалонь во Франции, Алаунские высоты в Тверской области и Каталаунские поля во Франции, те самые, где в V веке произошла первая в истории Европы «битва народов»… Венелин делает удивительно смелый, но до сих пор никем не опровергнутый вывод: русы и франки — один народ. Мы бы сказали иначе, более точно — один род.

-франки+славяне

По крайней мере, так было во времена Каталаунской битвы и позднее — даже в IX веке византийские хроники о Вещем Олеге говорят, будто бы он «из рода франков». «Франки» X-XI веков, «франки» крестовых походов, как мы увидим ниже, это, собственно, не франки, как и lingua franca — язык, противопоставляемый языкам народов православных и мусульманских, также не язык франков III-VII веков. А пока заметим, что ни русы, ни франки не составляли там, где жили, большинства населения. Венелин прямо пишет: это военная аристократия, строящая крепости-засеки и постепенно продвигающаяся на запад, как позднее казаки Ермака и Хабарова, строя остроги, продвигались на восток. Большинство же населения было в «Старой Франкии» славяне, в «Новой Франкии» — кельты, во многом близкие друг другу и по образу жизни, и по языческим верованиям. Принимая во внимание последнее, укажем, что славянскими племенами верховодили жрецы, волхвы — собственно «славяне», несшие «словесное служение» или служение «славы», то есть сияния, силы. А кельт (а также хетт, галл, галат), собственно, есть колдун, халдей (klt — khld). Характерно, что ни славяне, ни кельты государственности как таковой так и не образовали — это сделали у них русы, они же франки. При этом, что особенно важно подчеркнуть, никто никого не завоевывал, поскольку речь идет не о разных народах, а о разных сословиях внутри этнически единого, хотя и разделявшегося в племенном отношении народа, населявшего тогда север Европы. Не говоря уже о том, что все в общем-то понимали речь друг друга — ведь язык это и есть народ. Русы и славяне, франки и кельты это то же самое (или почти то же самое), что варны в тех же «Законах Ману», — брахманы, кшатрии, вайшьи. Впрочем, конечно, уже не совсем, поскольку именно на эти века приходится постепенный переход от варнового деления к племенному. Но даже там, где из-за чего-то возникала вражда, она не была враждой национальной. Ничего удивительно здесь нет: венеды — те же самые арьи. Общность имён, именований и обычаев у кельтов и славян, а, значит, и франков и русов в последнее время выявлена, в частности, в работах доктора исторических наук А.Г.Кузьмина. А как же германцы? — спросите вы. Тем более, что все учебники повсюду относят франков к германцам, да и русь охотнее всего — к скандинавам, следовательно, опять-таки к германцам. Ответ на этот вопрос оказывается очень простым, и на него так же просто отвечал Венелин, Егор Классен (сам, кстати, по происхождению немец) и другие: в те времена никаких германцев просто не было. Собственно о германцах, то есть о немцах-«дойче» можно говорить лишь начиная с X века, когда распалась империя Каролингов и начала возникать «германская нация», язык которой в окончательном виде сложился только при Лютере. Мы ведь не называем Киевскую Русь Украиной, а Золотую Орду Татарстаном… Ну, а Тацит? — возникает естественный аргумент. Правильно, — можно ответить на это, — именно Тацит впервые вводит латинское именование Германии для Северной Европы, а мы, воспитанные в конечном счёте на латинской культуре, естественно, считаем, что так было всегда, чуть ли не при праотцах. Позднеримским (как раз времен Тацита) культурным наследием овладели Каролинги, а потому при распаде их государства и возникает Германия, как, впрочем, и Франция. Латынь же, как писал французский автор А.Шампроке (вслед за знаменитым в XVIII веке аббатом Эспаньолем) есть «своего рода занавес, опущенный пред мировой сценой путем подлога, подмены фонетики». Иными словами — нечто позднее, своего рода международный жаргон тогдашнего времени. Неплохо бы и вспомнить, что римляне, точнее, средиземноморцы, наших предков называли вандалами или винделиками, то есть венедами, а ещё варварами. Это последнее тем более важно, что варвары — те же варяги (варанги или франки, как указывал дореволюционный исследователь русских летописей А.Шахматов), то есть варахи — те самые гипербореи, о которых писал Геродот. В книге «Мистерии Евразии» Александр Дугин посвятил имени «варахи» много страниц, и мы готовы отослать читателя именно к ней. Во всяком случае, когда мы говорим «вандализм» или «варварство», вкладывая в это смысл «разрушение», «безчинство» и т.п., мы напоминаем ту самую унтер-офицерскую вдову, которая сама себя высекла…

Меровинги — кто они?

Само имя «первой расы» франкских царей историки объясняют по-разному.

[В полевом геноме слова «сар», «царь», «король», «султан», а также еврейское «мелек» рунами пишется одинаково (царь — , мелек — ). В обратном порядке слово «царь» читается «рус» —  или в другом месте генома — . Примеч.]

Франкские короли

И от mer — море, и от mere — мать, и даже от баснословной горы Меру. А вот Егор Классен, полемизируя с историками-«норманистами», указывает, что те «забыли Мipoвея-Винделика, родоначальника Меровингов, введшего славянский язык у побеждённых им народов и старавшегося ввести и самый язык славянский». Венелин же прямо говорит о «династии Мipoвичей», именование которой в итальянизированном произношении звучит как Merovingea. О «Хронике Фредегара» мы уже упоминали. Эта хроника и говорит, собственно, о франках-вождях, пересекавших Карпаты, Дунай, Рейн. Само слово «франки» происходит от имени Приамида Франсиса или Франсуа, от которого произошел Фарамонд, имя которого хронист истолковывал как Feramendum — царь наступающего «железного века». Далее родословие монархов III-IV вв. таково: Didion de Feramundum, Clodion de Didion, Merevei de Merevei. Здесь перед нами и возникает знаменитая «меровингская загадка» (merevei в дальнейшем по-старофранцузски будет означать «чудо» или «диво»). Меровей, собственно, основатель династии, младший сын (как на это особо указывает Венелин) Клодио Волосатого, оказывается «дважды рождённым». Хронист прямо указывает на легенду, согласно которой уже беременную королеву, купавшуюся в море, преследовал кентавр — у основателя династии как два «два отца». Разумеется, это следует понимать строго в духе символизма средневекового бестиария — схожие образы описывает нам рождение Чингисхана, Юстиниана и других великих монархов. Однако именно с тех пор династия обрела характерные родовые признаки — родимое пятно в виде креста, расположенного на груди или между лопаток, — так называемые «царские знаки». Отличительной чертой Меровингов были длинные волосы, которые они не стригли; их кровь считалась священной, а потому монарх мог жениться на ком угодно, не соблюдая никакой «равнородности». Но самым любопытным было появление на теле царя христианского символа за два поколения до официального крещения франков в 496 году.

В «Церковной истории» Евсевия, первой по времени из дошедших до нас, говорится об особой группе лиц внутри первохристианской общины — так называемых деспозинах — ближайших родственниках Христа по плоти. К их числу относились святой апостол Иаков, сын Иосифа Обручника, братья святого Иакова, некоторые из жён-мироносиц. Близки к деспозинам были Иосиф Аримафейский, праведный Лазарь Четверодневный. После распятия Христа деспозины, которых подозревали в претензиях (впрочем, юридически вполне законных) на израильский престол, подвергшись двойному гонению — от иудеев как близкие ко Христу и от римлян как предполагаемая угроза их власти, перебрались морским путём в Европу, распространяя, однако, не земную власть, а Благую Весть. Мария Магдалина почитается как просветительница Галлии, святой Иаков — Испании, Иосиф Аримафейский — Британии (возможно, впрочем, речь здесь идёт о континентальной Бретани; интересно, впрочем, и то, что северорусские земли, «Старая Франкия», Гардарика также носила название Вретании). C этими святыми прежде всего и связан литературный корпус о святой Чаше Грааль, которая есть не только реальная Чаша Тайной Вечери, но и род её хранителей, истинно царская кровь, Sangue Royal или Sangue Real. Но хранителями Святой Чаши считали и Меровингов. Образ кентавра — двойного существа, человекоконя — в числе прочих значений средневекового бестиария имел и значение пересечения двух знатнейших родов. Кто же мог, если отбросить неприемлемые для христианского сознания версии, стоять у истоков этого пересечения? «Повесть о поисках святой Граали» (мы настаиваем на написании этого имени в женском роде, как поступает и изданный в начале ХХ века «Православный богословский энциклопедический словарь»), написанная в ХI в. Готье Мапом, на основе которой позднее создает свою компиляцию Томас Мэлори, прямо называет родоначальником династии Граали сына Иосифа Аримафейского, которого звали также Иосифом. Иосиф Аримафейский, «благообразный советник», сам, как и Исус Христос, принадлежал к роду Царепророка Давыда и именно ему, когда он, по преданию, находился в темнице, явившийся Спаситель передал Чашу Грааль, что, в том числе, означает и преемство крови, то есть царской власти. Скорее всего, кто-то из наследников «Иосифа Второго» и стоял у истоков Меровингского рода, соединившего в себе кровь троянских царей — руси — и кровь Спасителя мира. Замечательно, что русская «Повесть об антихристе» XV века, говоря о последнем православном царе, противостоящем грядущему антихристу от колена Данова, называет его потомком «царя Иосии Маковицкого» (маковица — купол, вершина храма).

Некоторые современные авторы в связи с этим (дерзая, впрочем, и на иные недопустимые выкладки) говорят о некоем «еврействе» Меровингов. Это так же нелепо, как и руси приписывать германство или славянство, как франков отождествлять с французами и т.д. Во-первых, чисто этнически современное европейское еврейство — это потомки не библейских израильских колен, а принявших иудаизм тюрков, составлявших основное население Хазарского каганата (читая хотя бы Артура Кестлера, а также израильских историков). Во-вторых, сам иудаизм сложился только к III-IV векам в противостоянии христианству, а потому не соответствует тому древнему Богопочитанию, которое переросло в христианство у членов Аримафейского рода. Всё это на самом деле очевидно, как очевидно и то, что сама принадлежность Меровингов к роду Спасителя по одной из линий, отмеченная знаком креста, делала их положение в своем роде уникальном среди европейских, и не только европейских, монархов. Именно поэтому после крещения Меровинга Хлодвига в 496 году византийский Император Анастасий не только дарует ему царские инсигнии, но и имперский титул Августа, как бы намекая на возможное будущее преемство Второго Рима и ставших православными меровингских владений, которые тогда назывались Австразия (Austre Asie — западная или «иная» Азия, а также Troya Minor — «Малая Троя»). Здесь надо подчеркнуть — было принято именно Православие, и даже не в том смысле, что Римо-католичество тогда ещё не отделилось от полноты Церкви, но в более глубинном — при меровингском дворе служили греческую, а не латинскую литургию, а духовное окормление осуществляли ирландские монастыри, устав которых был именно восточно-православным, а не латинским. На это обращает особое внимание английский медиевист Дж.-М.Уоллес-Хэдрилл в книге «Длинноволосые короли». Он же указывает на то, что язык двора был каким-то особым, непонятным как для римлян, так и для галлов. Каким — он не говорит (это было бы слишком опасным для карьеры оксфордского профессора!); ну а мы вспомним замечание Егора Классена. Вспомним и то, что при посещении Франции Петру I показали хранившееся в Реймсе Евангелие (уничтоженное во время революции 1789 г.), читавшееся при коронации древних монархов, язык которого никто не понимал. Язык оказался… славянским.

Кладбище народов

Clovis_et_Clotilde-Jean_Antoine_Gros

Правление Меровингов очень сильно отличалось от всего, что знал тогдашний мир. При них не было смертной казни. Именно потому в позднее средневековье, когда добродетель правителя измерялась количеством пролитой крови, их стали называть «ленивыми королями». Во время войн и междоусобиц, конечно, не церемонились, но ведь это совсем другое…

-Хлодвига. Барельеф в Реймском соборе

Появилось множество святых, гробницы которых, часто безымянные, были местом всеобщего поклонения. Кстати, многие из этих святых, в частности, супруга Хлодвига Клотильда, были недавно прославлены Русской Зарубежной Церковью, чему, в частности, способствовали ныне покойные Архиепископ Иоанн (Максимович) и иеромонах Серафим (Роуз). Уоллес-Хэдрилл указывает, что франкская и кельтская Церкви также почитали кровь Меровингов и смотрели на монарха как на фигуру, стоящую выше, чем епископат. Интересно, что Освальд Шпенглер говорит о почти полной тождественности мироощущения франков времён Меровингов и русских дораскольного (а отчасти и нового) времени. Он, правда, с известной неприязнью называет его «магическим христианством». Но Православие и воспринимается людьми Запада, воспитанными на августиновской идее линейного времени, как «магия»! Не мудрено, что уже начавшее складываться задолго до формального разрыва с Православием Римо-католичество видело в сакральной монархии своего первого, а, может быть, и главного врага (позднее это проявится в борьбе с Гогенштауфенами и, конечно, с Россией!). Союзника Рим нашел в лице мощного клана мажордомов — управителей дворцового хозяйства. Это были не военачальники, вообще не воины, а по сути представители «третьего сословия», своего рода буржуазия того времени, к тому же преимущественного не франкского, а галло-римского происхождения. В 679 году в Арденнах, недалеко от Стенэ, на охоте предательски, спящий, ударом копья в родовой меровингский крест был убит Дагоберт II, за несколько лет сумевший создать мощную по тем временам державу от Фризии до Пиренеев. Одновременно были убиты его дети, а затем началась массовая резня Меровингов, которых было довольно много, и их легко было узнать по длинным волосам…

Останки Дагоберта II сразу же стали источать благовонное миро, и, когда викинги осадили Стенэ, их обнесли вокруг города — нападавшие отступили без боя. Рим вынужден был признать это и согласиться с включением убиенного монарха в святцы, что и произошло уже в VIII веке.

Цареубийство организовал мажордом Дагоберта II Пипин Геристальский. Внук его Пипин Короткий уже принимал королевскую корону из рук папы Римского, а следующий Пипинид, знаменитый Карл Великий — корону императорскую. При живом Императоре Византийском. Тем самым с помощью Рима Каролинги совершили двойную узурпацию — по отношению к законной франкской династии и по отношению ко Второму Риму — Византии. К этому же времени относится и внесение Западом изменений в Никео-Цареградский Символ Веры, причём решающую роль здесь сыграл не собственно Рим, а Пипин Короткий, потребовавший это сделать в обмен на военную поддержку против лангобардов. Речь идет о filioque — исхождении Святого Духа не только от Отца, но и от Сына, что с одной стороны умаляло вочеловечение Христа, с другой — вносило в описание Пресвятой Троицы количественно-юридические мерки. Собственно, до середины XVII века это прямо называлось ересью, а католиков, как и униатов, при приёме в Православие перекрещивали (вспомним Зою Палеолог, получившую новое имя — София).

воцрение последнего Меровинга Хильдерика путем обстрижения волос

Мы должны понять, что не XI век, когда разрыв стал окончательным, а уже VII — вот время отпадения Запада, вот для чего надо было уничтожить православную династию Меровингов и заменить её поставляемыми из Рима королями. Слово «король» производится от имени «Карл», но язык выявляет скрытые смыслы: по-славянски «король» — краль, то есть вор.

Установление власти Рима и Каролингов над Европой породило первый в её истории геноцид: под корень, вместе с женщинами и детьми, уничтожались народы, не желавшие принимать Римо-католичество — вслед за франками (настоящими) пошли бретонцы, саксонцы, лужичане. Всё это проводилось под видом евангелизации и борьбы с «варварством» и сопровождалось высокопарными проповедями (как, впрочем, и сегодня). Романо-германская, латинская культура была в буквальном смысле построена на костях исконных народов Европы и её законных царей.

Источник

(Материал по теме: Царский Род Владимир Карпец)

Опубликовано 03 Июн 2016 в 17:12. Рубрика: Библиотека, Статьи.
Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.

3 комментария на «От Хлодвига к Рюрику. Путь царей»
  1. Чёрная Пешка пишет:

    Реакция. Выпуск 72. Анатолий Клёсов «Неизвестный геноцид славян: тайное стало явным»
    https://www.youtube.com/watch?v=Yy_JI30VsO8
    интересно и просвещает

    [Ответить]

    Чёрная Пешка Ответил:

    @Чёрная Пешка,
    http://forum.insiderblogs.info/viewtopic.php?f=15&t=324&p=2475#p2475
    по Клесову книги тут

    [Ответить]

  2. Чёрная Пешка пишет:

    Дионис Каптарь. Тайны оболганной войны
    https://www.youtube.com/watch?v=jUp8jp3pGXU
    интересно

    [Ответить]

Ваш отзыв