Низкие цены на рынке нефти надолго?

Продолжение падения котировок нефти, которое сопровождается девальвацией рубля, вынуждает оценивать макроэкономическую ситуацию в новом контексте. Основной вопрос, который сейчас стоит на повестке дня, заключается в том, как долго будет сохраняться негативный тренд?

В понедельник, 24 августа, котировки марки Brent обновили очередные минимумы уровней 2008-2009 годов, и мнения аналитиков разделились. В прошлом от этих уровней ($42-45 за баррель марки Brent) цены довольно быстро скорректировались вверх и перешли к почти экспоненциальному росту, поэтому многие ожидают реализации сходного сценария. Однако не меньше и скептиков, которые настроены на дальнейшее падение нефти.

На самом деле перед кризисом 2008 года фундаментальная картина спроса была другой.

Мировое потребление нефти

Диаграмма выше иллюстрирует новую реальность: начиная с 2008 года из трех крупнейших рынков только Китай обеспечивал положительную динамику, так как общемировой послекризисный спрос рос в среднем на 1,6%, китайская его компонента увеличивалась среднегодовыми темпами в 6,18%, причем даже он начал замедляться ближе к 2012 году (значения 2014-2013 годов — около 3,68%).

Поэтому замедление экономического роста в Китае играет решающую роль в оценке перспектив рынка сырой нефти в будущем, где фактически не остается шансов на дальнейшее количественное расширение спроса. На двух других рынках (США и ЕС) уже действуют иные, качественные механизмы.

Одновременно, как видно из диаграммы ниже, росло и производство нефти, причем совершенно очевидно, что решающий вклад в его рост внесли США, которые активно инвестировали в добычу. Речь идет о вытеснении национальным производителем с американского рынка Саудовской Аравии — второго крупнейшего поставщика после Канады. Это и обуславливает падение импорта.

производство нефти в мире

Что же до рынка нефти ЕС, то он также претерпевает изменения, но уже в силу изменений в структуре потребления энергии домохозяйствами. Как видно из диаграммы ниже, постепенно с 2000 года растет доля возобновляемых источников энергии и электроэнергии, в силу чего сокращается доля нефти и производных. Это следствие направленной политики в области энергосбережения. Кроме того, ЕС активно диверсифицирует и сам импорт, добиваясь ослабления доминирующих игроков (в частности, России).

структура потребления домохозяйств по видам энергии

Таким образом, в настоящее время давление на цены оказывают в первую очереди сами производители, конкурирующие за 3 крупнейших рынка, из которых два сужаются в силу качественных причин, а третий демонстрирует риск перехода от роста к стагнации на фоне внутриэкономической конъюнктуры.

Аналитическое же рассмотрение данных об импорте говорит о том, что почти повсеместно опасности подвергается главным образом доля, традиционно занимаемая Саудовской Аравией (особенно это заметно в Китае и ЕС). Одновременно именно в Саудовской Аравии имеются самые крупные из разведанных запасов нефти (267 млрд баррелей из 1,7 трлн баррелей общемировых запасов), а также, что очень важно, у этого поставщика одни из наименьших издержек по добыче сырья. С этой точки зрения неудивительно, что именно Эр-Рияд на протяжении 2014-2015 годов последовательно выступал против сокращения добычи, закономерно рассчитывая на выбывание с рынка поставщиков с менее комфортными производственными условиями.

С другой стороны, производители в мире (и в США, в частности) могут противопоставить стратегии Саудовской Аравии эффективную политику хеджирования рисков с помощью производных инструментов. Данные CFTC показывают, что на протяжении многих лет, до 2010-2011 годов (то есть включая обвал котировок во время ипотечного кризиса), чистые позиции во фьючерсах и опционах на сырую нефть, открытые производителями (commercial), никогда не составляли по модулю более 50 тыс. контрактов. Но с ростом добычи в США эти объемы выросли до 400 тыс. к середине 2014 года. Производители активно используют свопы и put-опционы для защиты от ценового риска. Характерно, что, например, по данным Reuters, в среднем производители хеджируют цену от страйка $90-95 за баррель (в частности, приводятся параметры хеджа таких компаний, как EOG Resources Inc, Anadarko Petroleum Corp, Devon Energy Corp и Noble Energy). Но это же и делает инструментарий все более дорогим по мере падения цен. Однако нет особого смысла в рамках этого материала изучать настоящий вопрос глубже, так как вывод, к которому я прихожу, лежит немного в другой плоскости.

Торговое противостояние между Саудовской Аравией и американскими производителями за рынок США и между Саудовской Аравией и другими производителями (в частности, Россией) за европейский и китайские рынки имеет целью расширить рыночную долю этой страны или, по крайней мере, не дать ей сократиться. Запасы сырья, размеры международных резервов ($678 млрд по состоянию на апрель 2015 года) и низкая себестоимость добычи позволяют Саудовской Аравии довольно долго выдерживать ценовое давление. Однако хеджирование позиций, как инструмент, доступно обоим сторонам, а вот его стоимость может варьироваться в зависимости, например, от будущего решения ФРС по процентной ставке и самой ценовой динамике. Также крайне негативно я рассматриваю и фактор Ирана, который готов вернуться на европейский рынок и потеснить российский и саудовский экспорт. Из этого я делаю вывод, что период низких цен продлится до тех пор, пока позиция Саудовской Аравии на трех крупнейших рынках не выровняется к состоянию хотя бы 2005-2007 годов.

В связи с этим я бы не ждал такой же картины роста, как в 2008-2009 годах, даже учитывая текущие минимумы. Кратковременная коррекция до $55-60 за баррель до конца года хоть и выглядит вполне возможной в качестве передышки, но за ней неизбежно последует новая волна распродаж, не говоря о том, что она отразится на балансовых показателях хеджеров, часть из которых сообщит об убытках и покинет ринг. Кратковременно (до середины октября когда Конгресс США одобрит сделку между Тегераном и шестеркой международных посредников по ядерной проблеме) я ожидаю возврата котировок Brent к уровням $50-55 за баррель. Затем нам предстоит пережить длительный период блуждания цен в коридоре от $55-60 до $25-30, который продлится до тех пор, пока поставщики не придут к консенсусу на всех трех рынках. За пределами же коррекционной волны я предлагаю использовать продажу стреддлов от страйка $45-48 за баррель Brent, либо продажу стрэнглов от страйков $43 и $52 за баррель Brent в декабрьских либо мартовских опционах, исходя из предположения стабилизации цены в этом коридоре.

Источник

Опубликовано 26 Авг 2015 в 5:47. Рубрика: Аналитика, Статьи, Экономика.
Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.

Ваш отзыв