Нефть. Идеальный шторм

Когда чуть меньше двух лет назад я покинул нефтяной бизнес, думал что уже никогда не буду интересоваться тем, что происходит в нефтянке. Но никогда не говори никогда. Последние события на мировом нефтяном, а затем и на валютном российском рынке и во всей нашей экономике, громкие и неожиданно жесткие заявления руководителей ключевых нефтепроизводящих стран заставляют вспомнить свой опыт – все-таки какое-то время работал главным стратегом в одной из лучших нефтяных компаний. Кроме того, с интересом и даже с некоторым удивлением читаю различные версии и теории о том, что произошло с нефтью, что будет происходить и кто виноват.

oil-and-earth
Вашему вниманию хотел представить свой взгляд – взгляд нефтяника в прошлом, но при этом понимающим законы развития больших систем и принципы любой стратегической игры.
Любителям легкого чтения прошу не беспокоиться – чтобы это понять надо включать голову. И если хотите хоть что-то понять – придется читать от начала и до конца. Все в нефти сильно взаимосвязано.

Вопрос 1. Что произошло с ценой на нефть?

Сформулирую просто – в стиле ответа нашего Президента на вопрос известного американского журналиста «Что произошло с подлодкой Курск?» – Он ответил просто «Она утонула»
Что произошло с ценой на нефть?
Она долбанулась

 

Как долбанулась?
Жестко, последовательно и очень быстро. И пока продолжает падать.
Опрокинув все прогнозы и все ожидания и надежды. Пробив уже несколько психологических “уровней поддержки” в 80, 60 и даже 50 долларов за баррель.
Падение к среднему уровню 2013 года и первой половине 2014 года когда цена на нефть болталась в диапазоне 95-110 долларовпревысило 50%

Цена на нефть 2014

Цена на нефть 2014

А такое вообще когда-нибудь было?
И если честно это происходит далеко не в первый раз. Это происходит крайне периодически, за последнюю столетнюю историю нефтяная индустрия пережила не меньше 7 серьезных корректировок цен в сторону снижения по масштабам сопоставимым с тем, что мы видим сегодня.

100 лет истории отрасли - изменения в ценах на нефть

100 лет истории отрасли – изменения в ценах на нефть

Вопрос 2. Почему цена на нефть так быстро и сильно падает?

Почему цена на нефть так быстро и сильно падает
Это хороший вопрос, поскольку дает основания для того, чтобы понять что будет происходить дальше. Поэтому на этом вопросе остановимся поподробнее.
Я бы назвал текущую ситуацию с ценой на нефть Идеальным штормом. Что такое Идеальный шторм – это ситуация, когда все что можно представить плохого происходит одновременно, усиливая эффект каждого из факторов. В результате идеального шторма, на море казалось бы неожиданно возникает волна нереально гигантских размеров, сметающая на своем пути все что можно. Такое бывает очень редко, но если ты туда попадаешь – быть беде. Боюсь что избежать последствий Идеального шторма в нефтяной индустрии кажому из нас не удастся.
Ну так хотя бы понять почему это происходит и что ждать дальше.Итак семь факторов наложившихся один на другой и сделавших нас свидетелями Идеального шторма на рынке нефти.Первый. Чем выше взлет, тем больнее падение
Никогда реальный уровень цен на нефть не был таким высоким как в последние три года. Тот уровень относительно которого падает нефтьявляется беспрецедентно высоким за всю нефтяную историю даже пересчитанными на действующий уровень цен.

 

100 лет истории отрасли - цены на нефть

100 лет истории отрасли – цены на нефть

Очень высокий уровень цен, сложившийся за последние годы неизбежно спровоцировал сильнейшие и долгосрочные тектонические сдвиги прежде всего в нефтяной индустрии, а также во многих сферах экономики, привел к изменениям моделей поведения многих субъектов, предопределил эволюцию политических систем и даже повляил на образ жизни большого количества людей на всей планете.

Второй. Повышенная чувствительность к балансу спроса и предложения
Мировой нефтяной рынок – крупнейший в мире рынок. Цены на нефть определяются во многом даже не текущим балансом спроса и предложения, который де факто толком никто не знает, аопределяется трендами, рисками и угрозами которые зависят от огромного количества факторов. Чтобы понять почему все так чувствительно именно к трендам, надо почувствовать специфику этого рынка.

Производство

Количество субъектов, определяющих политику в области производства очень небольшое по масштабам мирового рынка. Большая доля государственных компаний, доминирующих в добыче нефти – Саудовская Аравия, Иран, Венесуэлла, Россия, Бразилия и еще очень приличный список стран, где доля государства в нефтянке или 100% или существенно превышает 50%.  Кроме государственных компаний любая крупная нефтяная компания находится в очень плотном контакте с правительствами одной или нескольких стран. Поэтому это политика с большой буквы П.
Скорости развития проектов, направленных на увеличение добычи более менее просчитываемы на годы вперед. Издержки на реализацию проектов – также определяются с достаточно высокой точностью. Таким образом прогнозирование объемов производства в нормальной политической ситуации и отсутствие крупных войн и конфликтов происходит с достаточной точностью. И чудеса в области скорости реализации новых проектов и роста добычи происходят редко. Но они периодически случаются, о чем можно будет прочитать ниже.

 

Важнейшим фактором, влияющим на объем того, какой объем предлагается на нефтяном рынке – это политика, санкции, революции, войны и конфликты. Именно они создают ключевую неопределенность в том, что будет предложено рынку как в краткосрочной, так и в среднесрочной перспективе. Это важнейший фактор неопределенности, который всегда играет на повышение цены. С учетом того, что Ближний Восток – один из основных центров добычи нефти является по совместительству очагом напряженности и конфликтов, то угроза – не сам факт, а угроза того, что производство может пострадать приводит к росту цены.

До последнего времени одним из ключевых факторов, дающих уверенность в том, что баланс спроса и предложения в случае проблем со спросом может быть отрегугулирован ограничением производства.

Но надо по честному сказать, что ограничивать производство на большинстве разрабатываемых месторождениий невыгодно. В силу того, что сам процесс ограничения добычи очень дорог, на значительном ряде месторождений потом восстановить добычу будет очень сложно и дорого, приличная доля нефти из месторождения становится неизвлекаемой, проинвестированные деньги в строительство всей огромной инфраструктуры будут стоять мертвым грузом и еще требуют денег на поддержание в работоспособном состоянии. К тому же во многих странах где доля государственного бизнеса не 100% реализация мероприятий по ограничению добычи вообще выливается в непростую задачу в юридической, административной и идеологической плоскости.

Короче – сплошной убыток и геморрой для тех, кто вводит ограничения производства. И размер приза в качестве компенсации этих убытков и геморроя должен быть очень значительным и реальным, что принять на себя ограничения.

Именно поэтому никто не любит вводить ограничения и даже если их вводят – то стараются всеми силами даже после публичных анонсов эого не делать или делать по минимуму.

В мире существует счетное количество месторождений, которые не имеют таких проблем – и крупнейшие из них принадлежат Саудовской Аравии, вернее 100% государственной компании Saudi Aramco. Именно поэтому роль Саудовской Аравии так велика в ОПЕК и вообще в нефтяном мире. Именно эта страна и ее государственная компания на протяжении последних почти 50 лет являлись ключевым и самым дисциплинированным балансиром, сглаживающим превышение предложения нефти над спросом.

Спрос

На стороне спроса все гораздо сложнее и интереснее – спрос на нефть определяется миллионами и миллиардами субъектов и миллионами взаимозависимых связей и факторов. Здесь нет какого-то одного крупного субъекта, сильно влияющего на динамику спроса на нефть хотя бы на 5%. США, например, как страна являлась до последнего времени крупнейшим импортером нефти, но по факту правительство этой страны в силу своего подхода по влиянию на экономику минимально вмешивается в то, какой спрос предъявляется на нефть. Правительство Китая конечно больше административно влияет на экономику своей страны, но и здесь влияние на динамику спроса очень сильно ограничено. Там где правительства стран сильно субсидируют внутренние цены на нефть, такие как Бразилия или Венесуэлла – у них возможности влиять на спрос также не большие. Попробуй своих сельхозпроизводителей в Бразилии или любого из граждан Венесуэллы подожми и отмени субсидию для более оптимального использования ресурсов – тут же получишь революцию.
Таким образом спрос на нефть прогнозировать можно, но по факту прогнозирование спроса на нефть и формирование прогноза погоды – явления одного и того же порядка. То есть ребята как саперы – ошибаются один раз, но каждый день 🙂 Хотя у метеорологов качество прогнозирования надо сказать гораздо выше.

 

В общем, если ты сейчас ошибся на 0,5% в спросе, это означает что уже в следующем году разница уже может составить 1,5%, а через 2 года – все 3%. А это уже очень большой дисбаланс. И ожидания этого дисбаланса уже формируют ценовую динамику. Никто не хочет остаться либо без бензина на заправке, либо с непроданной нефтью, которую сливать некуда. И он очень влияет на то, куда движется цена. И эта чувствительность и волатильность кардинально возрастает, если нет практически ручного балансира на стороне производства.
Вот таким чувствительным оказывается нефтяной рынок.

Третий. Чудо-роста спроса не происходит
Безусловно последнее два десятилетия ситуация с нефтью определяется тем, что происходит в Азии. Спрос на нефть в Китае, как флагмана развития этого региона за 20 лет редко когда падал ниже 4% за год, в отдельные годы достигая чуть ли не 15% роста. Это создавало огромное давление на рынок нефти – более того, не сам фактический уровень потребления, а то, что будет происходить в недалеком будущем. Но в последнее пару лет “что-то сломалось” в нефтяном потреблении Китая. Это что-то вполне объяснимо. Темпы роста экономики не такие высокие как в предыдущие годы, поддерживать его на невероятно высоком уровне на протяжении двух десятилетий невозможно, насыщение первичного спроса на автомобили и замедление темпов роста автомобильного рынка, усугубление экологических проблем и стимулирование альтернативного нефти источникам энергоносителей. Список можно продолжать, но факт остается фактом. Потребление нефти в Китае растет гораздо медленнее и уже не будет расти такими темпами как раньше.

Китай - чудо-спроса не произошло

Китай – чудо-спроса не произошло

Китай конечно не единственная страна в мире, потребляющая нефть. Но то, что происходит практически во всех развитых странах – это стимулирование снижения потребления нефтепродуктов и нефти, переход на более дешевый газ и уголь при производстве электроэнергии, быстрое развитие возобновляемых источников энергии, снижение литража выпускаемых автомобилей, гибридные двигатели – все это при общем стабильном количестве населения и уже высоком уровне потребления дает нулевой и даже отрицательный прирост потребления нефти.

Индия и Африка – огромные потенциальные новые рынки для нефти с учетом численности проживающих в этих регионах людей, но уровень жизни большинства населения там еще долго будет слишком низким, чтобы создавать приличный дополнительный спрос, который может поменять баланс спроса и предложения.

Четвертый. А в области добычи мы стали свидетелями чуда
Нефтяная индустрия с точки зрения возможностей роста объемов добычи и поставки его на рынок очень не быстрая. Инвестиционный цикл в традиционной нефтянке составляет абсолютный минимум пять лет, для традиционной добычи – семь – десять при наличии уже разведанных месторождений и десять-пятнадцать с геологоразведкой.

Для начала игроки должны поверить в то, что рынок в долгосрочной перспективе дает необходимый для окупаемости инвестиций уровень цен, затем начать разработку месторождения, строительство всей инфраструктуры и только по истечению крайне длительного срока реализации пустить первую нефть.

Когда я пришел заново в 2011 году в ТНК-ВР на совещании в январе 2011 года очень подробно и серьезно обсуждали то, что нужно сделать именно сейчас в 2011 году, чтобы в 2017-2018 году получить первую нефть с одного из уже разведанных месторождений. И это традиционная нефтяная индустрия где все считается на десятилетие и торопиться не принято.

Но и даже в этой консервативной индустрии на разных этапах ее развития периодически случаются чудеса, сильно меняющее будущее лицо всей отрасли. И не только отрасли – геополитический ландшафт менялся в зависимости от того, какие чудеса происходили в нефтяной индустрии. Боюсь что мы стали свидетелями (к сожалению не участниками) серьезной нефтяной революции. Я имею ввиду non-conventional или tight oil.

В марте 2013 года я был в одном из маленьких городков в Северной Дакоте. Нефтяники приехали к нефтяникам посмотреть что “у них” происходит. Что меня поразило – это то, что вся территория в десятках миль вокруг по настоящему бурлит. Везде бурят, горят факела, огромные траки снуют туда-сюда, малюсенький аэропорт города Wiillis постоянно принимает и отправляет какие-то рейсы, при этом все строения  как-то сделаны недавно и просто для того, чтобы было.

Революция в области нетрадиционной и трудноизвлекаемой нефти произошла незаметно. Это произошло не потому, что было изобретено что-то новое, просто сложение и использование вместе нескольких факторов дало такой фантастический эффект. Революцию в автомобилестроении в начале 20 века устроил Форд – просто изобретя конвейер и начав платить высокую зарплату своим рабочим. Оптимизировав производство и снизив издержки и при этом создав новый класс потребителей, которые могут позволить себе автомобиль.

В области нефти – произошло нечто подобное. Объединив ставшую уже традиционной в нефтянке технологию гидроразрыва пласта, позволяющего извлекать нефть из самых трудных и плотных пород (по плотности сопоставимой с бетоном), сделав применение ее массовойв расчете на одну скважину, сформировав по сути конвейерную технологию бурения, немного усовершенствовав технологию определения sweet spots (мест где вероятность нахождения нефти более высокая) и добавив предпринимательской смекалки и здравого смысла – ребята нефтяники кардинально снизили себестоимость и создали абсолютно новую возможность для индустрии. И если 10 лет назад все это было невероятно убыточно – себестоимость добычи 150 долларов при цене в 40 долларов, то снизив себестомость до 60-80 долларов при цене в 90-100 – это уже полетело.

И если в 2009-2010  году этот маховик революции только раскручивался, то в 2012-2014 он просто начал стремительно (по масштабам нефтянки конечно) набирать обороты. Уже перекинувшись и на газ, кстати.

В марте 2013 года я просто стал свидетелем уже происходящей в полном разгаре революции в области нефти. Ребята за 3 года увеличили добычу нефти в этом штате в 10 раз!!! Без помощи государства (чтобы мы не переоценивали влияние Правительства США), программ стимулирования и всего такого. Это сделали сотни, тысячи предпринимателей, разных компаний – мелких, средних и крупных. Просто потому что это стало выгодно. В силу своего коммерческого интереса и сложившихся условий. Но это произошло и происходит.
И если взглянуть на график производства нефти в США – с минимального значения в 5 000 тыс. баррелей в день в 2008 году – в 2014 году это будет в среднем по году уже в районе 8 600 тыс. баррелей. Это огромный скачок за очень небольшое по нефтяным меркам время. Рост производства вместе с тем, что страна (не Правительство США) начала снижать потребления нефти привел к тому, что потребность страны в импорте нефти сократилась еще больше, чем выросло производство. С пикового чистого импорта в 12 477 тыс. баррелей/сутки в 2005 году США в в 2014 году купит на стороне всего 5460 тыс. баррелей нефти/сутки.

США - нетрадиционное нефтяное чудо

США – нетрадиционное нефтяное чудо

Но и это еще не все. Чтобы понять глубину изменений происходящих в индустрии за последние полгода в области баланса спроса и предложения даже годовые цифры уже брать недостаточно. Посмотрите на график помесячного производства нефти в США – и вы увидите что если в начале года суточное производство составляло 8100 тыс. баррелей, то к концу года оно выросло до 9000-9100 тыс. баррелейи будет пока продолжать расти. Это значит что 2015 год если совсем ничего не будет происходить с ценой – темпы сокращения внешней потребности в нефти будут только увеличиваться. И потребность США в нефти будет сокращаться в 2015 году даже если цена упадет.

Вспомним про повышенную чувствительность к трендам и балансу спроса и предложения и перестанем удивляться почему так все происходит.

Пятый. Главного “балансировщика” спроса и предложения поразила импотенция
На протяжении почти 50 лет ОПЕК – один из немногих в мире легализованных картелей – организация стран экспортеров нефти – регулировала баланс спроса и предложения. Это всегда была последней “соломинкой” за которую хватался нефтяной рынок для того, чтобы сбалансировать спрос и предложение на рынке. Эти страны и в особенности Саудовская Аравия обладают серьезными возможностями для быстрого (по нефтяным меркам) роста производства и имеют возможности относительно оперативного сокращения добычи. В этой организации всегда не все в порядке с дисциплиной. Особенно если есть необходимость сокращения производства, но влияние на рынок эта организация оказывает очень высокое. Ведь именно эти страны и правительства этих стран напрямую контролируют около 42% всей мировой нефтяной добычи. А если говорить про самую эффективную с точки зрения себестоимости добычи – то наверное больше 60%. В этой особой организации особую роль играет Саудовская Аравия. На нее приходится почти треть всего производства ОПЕК. Саудовская Аравия обладает самыми большими нефтяными резервами и резервами очень качественной легкой нефти, самыми низкими издержками при ее добыче, самыми большими возможностями регулирования добычи – как увеличения, так и сокращения. И в этой стране за последние десятилетия не было ни революций, ни войн, ни политических переворотов.

Несмотря на то, что система принятия решения в ОПЕК – консенсус. Но Саудовская Аравия в этой организации имеет негативный контроль. Если Саудовская Аравия говорит НЕТ – ОПЕК не может сказать ДА ни при каких обстоятельствах. Возможностей всех остальных не хватит, чтобы выстоять против Саудовской Аравии относительно продолжительное время.

Я не припомню случая в истории ОПЕК когда эта организация не принимала решения по снижению добычи нефти при таком масштабе снижения цен, которые мы наблюдаем сейчас. Потому что Саудовская Аравия сказала и еще несколько раз подтвердила свое НЕТ сокращению добычи. Страны, политические режимы которых критически зависимы от уровня валютных нефтяных поступлений в страну, такие как Венесуэлла были разочарованы. И это мягко сказано. Но деваться некуда – официальные заявления ОПЕК практически всегда демонстрируют единодушие участников этой организации. Это конечно немного комично наблюдать со стороны – как внутренние страсти этой организации не находят выхода во внешнем мире и все стараются соблюсти лицо и внешнее уважение друг к другу, хотя порвали бы друг друга на куски 🙂

Почему Саудовская Аравия делает это – моя версия чуть ниже и она отличается от той, которая напрашивается сама собой. Дочитайте до конца 🙂

В общем, практически в одночасье рынок лишился опоры в виде регулятора баланса спроса и предложения, последней соломинки в этом сильном шторме на нефтяном рынке.

Шестой. Хорошая новость – плохая новость. Революции прошли, война не началась
Цена на нефть всегда содержала в себе долю геополитического риска. Так уж получилось – но в странах, обеспечивающих основную долю поставки нефти на рынок, все время что-то происходит. То война, то революция, то правительство страны решило подготовиться к следующей войне и начало реализовывать ядерную программу, то другое правительство решило, что режим в нефтедобывающей стране недемократический и разрабатывает химическое оружие или еще что-то похуже и устроило войну, то еще что-нибудь.  Этот риск нестабильности всегда создает угрозу для будущих поставок нефти – а это формирует другой уровень цен. Падение нефти в 2009 году почти до 60 долларов на фоне общемирового экономического кризиса и снижения темпов роста спроса на нефть – это реакция рынка на изменившийся баланс спроса и предложения. Последующий взлет цены до 100 долларов – это переоценка темпов восстановления экономики и спроса на нефть, но в значительной степени этот уровень цен сформировался в силу прокатившихся революций и сменой власти в арабском мире, общая нервозность в целом на Ближнем Востоке, падение добычи в отдельных нефтедобывающих странах – Ливия в результате революции сократила производство в три раза. Падение в Ливии на общем фоне было компенсировано другими странами ОПЕК – но осадок непрятный то остается.

Но за последнее время все как-то успокоилось. Революции закончились, новых больших войн нет (Сирию в расчет не берем в силу мизерного влияния на нефтедобычу), громких смен политических режимов в основных добывающих странах тоже нет. В общем было б нам счастье, если б какое-нибудь несчастье случилось. Но, увы, нет. Все относительно спокойно. Даже Хосни Мубарака почти оправдали. И рынок очевидно реагирует, снижая геополитическую составляющую в цене на нефть.

Седьмой. Сильный доллар
Небольшой штрих к общей картине идеального шторма – он уже скорее носит оптический характер, но тем не менее психологически усиливает масштабы изменений в нефтяной индустрии. Это сам доллар.
Несмотря на то, что мы привыкли к тому, что все измеряется в долларах и к этой безусловной и стабильной системе координат, но долларовые цены на мировом рынке нефти зависят и от того, сколько вообще стоит сам доллар и сколько за него дают.
Так вот во втором полугодии этого года доллар продемонстрировал серьезное укрепление относительно ведущих валют мира. Это безусловно корректирует сам масштаб цен и усиливает динамику падения. Визуально цена на нефть в евро, в фунтах и йене  падает не так сильно, как цена, выраженная в долларах.

Доллар vs твёрдые другие валюты

Доллар vs твёрдые другие валюты

Можно конечно сказать, что падение цен улучшает сальдо торгового баланса США и страна меньше тратит своей валюты для покупки нефти, а это приводит к росту курса. Но надо сказать, что и Япония и Европа и Великобритания также существенно выигрывают от снижения цен и также улучшают сальдо своего торгового баланса.

Резюме
Надеюсь что после того, как вы все это прочитали вопросов почему это все так произошло – быстро и драматически сильно – стало гораздо меньше. Но появились другие вопросы.
На часть из них ответы чуть ниже.

Вопрос 3. Почему крупнейший производитель нефти в мире Саудовская Аравия не дает сокращать производство?

Для начала развею несколько мифов про Саудовскую Аравию.
Миф первый  – Саудовская Аравия марионетка США.
Как бы нам не хотелось представить ее марионеткой США, таковой эта страна не является. Безусловно США крупнейший торговый и политический партнер – это всегда вляет на характер отношений. Во многом США являются гарантом безопасности для Саудовской Аравии. Но обе стороны хорошо понимают, что это происходит исключительно в силу взаимного интереса. Для США критически важно чтобы вокруг крупнейшего в мире производителя нефти была стабильная обстановка. Это создает гарантии безопасности в обеспечении важнейшим экономическим ресурсом потребностей крупнейшей экономики мира и ее политических партнеров. Для Саудовской Аравии важно чтобы все враги и завистники понимали, что так оно и есть. Чтобы у врагов и завистников вовне не было искушение получить огромный приз в виде самых больших и самых эффективных в мире запасов нефти. Вот такой баланс интересов – и надо сказать что он устойчиво работает на протяжении десятилетий.

 

Но если геополитические интересы у стран одни, то экономические интересы очень часто не совпадают. И здесь Саудовская Аравия действует исходя из своих интересов.

Миф Второй  – Саудовская Аравия выступает против России.
Сразу скажу – страны сделавшей больше чем Саудовская Аравия для роста благосостояния России в последнее десятилетие – трудно представить. В силу своей роли в ОПЕК именно Саудовская Аравия своими действиями по ограничению добычи в начале 2000 годов, в 2006-2007 и в 2009 году создавала восходящий тренд по росту цены на нефть. И только по мере восстановления спроса эта страна увеличивала добычу – не приводя к созданию дефицита и одновременно избытка нефти на рынке. При этом возможности этой страны для роста добычи кардинально выше. Именно четкие и позиция Саудовской Аравии (безусловно вкупе с другими факторами) сформировали тот уровень цен, который стал основой процветания российской экономики в последние пятнадцать лет. Россия в это время наращивала производство насколько это возможно и экономически целесообразно. Не участвуя в регулированнии рынка путем самоограничения даже в условиях падения цен в 2009 году – более того, растущее производство в России создавало давление на рынок в противоположном направлении.

Саудовская Аравия vs Россия

Саудовская Аравия vs Россия

Так что же произошло сейчас. Почему Саудовская Аравия сейчас резко против сиюминутного ограничения добычи странами членами ОПЕК и быстрого восстановления цен?

Потому что в долгую это выгодно. Для Саудовской Аравии и для всех нефтяных производителей в целом. Потому что сняв текущую боль в виде падения цен, производители неизбежно получат еще большую боль в будущем. Потому что сложившийся высокий уровень цен на нефть с 2011 и вплоть до первой половины 2014 года создает слишком большие стимулы для сокращения потребления и роста альтернативных производителей нефти и источников этого сырья. При этом прогресс в технологии, снижении себестоимости и рост масштабов у альтернативных производителей нефти может быть настолько сильным, а развитие индустрии энергосбережения и нефтезамещения может быть таким глубоким, что в дальнейшем балансировать спрос и предложение нужно будет на гораздо более низких уровнях цен.

Отбросив риторику, которая является лишь прикрытием, на самом деле Саудовская Аравия играет прежде всего против производителей нетрадиционной нефти. Себестоимость добычи там – на уровне 60-80 долларов и падение цены ниже этого уровня “замораживает” развитие  технологий, убирает в среднесрочной перспективе значительную часть этих объемов с рынка заодно убивая эффект масштаба – который не дает себестомости добычи нетрадиционной нефти снижаться.

Саудовская Аравия vs США

Саудовская Аравия vs США

Профессионалы в Саудовской Аравии хорошо понимают что себестоимость добычи в России на уже разработанных месторождениях невысока. И даже с 40 долларами добычу не выгодно снижать (если конечно Правительство РФ будет разумно корректировать налоговую политику максимизируя свои долгосрочные нефтяные доходы). Максимум что они убирают с российского рынка – это маргинальная и самая неэффективная часть текущей добычи и будущие новые проекты, которые придется заморозить.

Ну и конечно – чем ниже цена упадет сейчас, тем выше станет уровень инвестиционных рисков как в нефтяной индустрии, так и в индустриях, ориентированной на снижение потребления нефти на ближайшие пять лет. А это значит что цена на нефть в долгосрочной перспективе имеет шанс оставаться разумно высокой. Но боюсь уже не 100 и даже не 90 долларов за баррель.

Почему позиция Саудовской Аравии не совпадает с позициями отдельных других стан-членов ОПЕК, которые выступают за ограничения добычи и быстрое восстановления цен. Да потому что таким странам как Венесуэлла позарез нужны деньги сейчас – их в действующей экономической ситуации в стране не волнует то, что произойдет, пусть и неизбежно через год или два. Им очень нужны деньги сегодня. А Саудовская Аравия даже имея дефицитный бюджет с низкими ценами может себе это позволить. Поэтому и играет и выигрывает вдолгую. Венесуэлла, например, как страна скорее всего выиграет тоже, но тот, кто сейчас рулит страной – может сильно проиграть.

Вот такая прагматичная и мудрая позиция Саудовской Аравии. Ну, а риторика по поводу убрать Россию с рынка – не более чем риторика, приятная их геополитическому партнеру. Как говорится – нам все равно, а вам приятно.

Вопрос 4. Кто виноват?

Думаю если вы внимательно прочитаете то, что здесь написано – вы сможете сами сформулировать короткий ответ на этот вопрос. Будет интересно почитать ваши версии в комментариях.

 

Вопрос 5. Что ждать дальше?

Вгрузившись за последнюю неделю в статистику развития нефтяной индустрии и что происходит со спросом и подняв наши старые прогнозы – в отпуске мозги не заняты, но продолжают требовать нагрузки –  я понял что прогнозы о том, что будет происходить очень сильно отличаются от того, что реально произошло за два года.

 

Поэтому боюсь что нужно готовиться к другому уровню цен на среднесрочном горизонте. Прогнозы и предсказания относительно нефтяного рынка давать конечно дело неблагодарное. Новые уровни цен, которые сложатся на гораздо более низком уровне, чем мы привыкли за последние годы приведут к очень серьезным тектоническим изменениям, последствия которых мы сможем наблюдать только на среднесрочном горизонте.

Но тем не менее, руководствуясь Первым правилом разведчика – Надейся на лучшее, готовься к худшему, позволю себе дать рекомендацию к чему готовиться:

  • средняя цена в 100 долларов за баррель в ближайшие три года – это из области ненаучной фантастики;
  • 80 долларов за баррель – это счастье, которое неожиданно привалило;
  • 60 долларов за баррель являются для нефтяников уже не стрессовым сценарием (стрессовый сценарий – это сценарий, по которому нефтяники определяли инвестиционную привлекательность проектов и тестировали экономическую устойчивость проектов и самой компании при маловероятном, но снижении цены до минимально допустимых значений) – а я бы сказал ближе к оптимистичному.

Я бы готовился к базовой цене на горизонте трех лет в районе 50 долларов.
На коротком горизонте – до полугода цены могут упасть и ниже 40. Даже Goldman Sachs, который полгода назад давал совершенно другие прогнозы 🙂 уже допускает подобное.То,что может все сильно поменять и двинуть цену вверх – это какая нибудь полномасштабная война в районе Ближнего Востока. Но, боюсь, она сейчас и в ближайшее время слишком мало кому нужна.

Вопрос 6. Почему это так важно для нас?

Почему вопрос цены на нефть так важен нас  – объяснять не буду, мы в одной компании с такими странами как Венесуэлла и Иран. Экспортные доходы и доходы бюджета этих стран, также как и нашей, фантастически зависят от нефти и привязанных к нефти продуктам. И для сбалансированности бюджета им (как и нам) нужны цены на нефть не ниже 100 долларов за баррель (что такое баррель объяснять не буду – эту информацию для полного развития легко найти в интернете). Вот в такой прогрессивной компании мы находимся.
Наши экспортные доходы порядка на 70% формируются нефтью и привязанными к цене на нефть продуктами, а курс рубля к доллару во многом определяется объемом притока валюты в страну. Доходы бюджета на 50% впрямую зависят от цены на нефть – это обеспечивает устойчивость всей экономики и в короткую, и в длинную, сильно влияет на настроения государства в области налогообложения бизнеса и доходов граждан, ну и безусловно сильно влияет на развитие политической ситуации в стране – если нет денег, то не на что покупать стабильность.
Для того, чтобы в полном масштабе понять каковы последствия того, что может произойти у нас в стране если нефть установится на уровнях, которые здесь предсказаны нужен еще один отпуск 🙂 А этот отпуск у меня уже заканчивается.

P.S. При подготовке этого поста использовались данные EIA, BP, Euroinvestors и множество других материалов плюс собственные архивы и знания.

Источник

Опубликовано 16 Янв 2015 в 13:20. Рубрика: Авторская рубрика, Аналитика, Политика, Статьи, Экономика.
Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.

11 комментариев на «Нефть. Идеальный шторм»
  1. Zeliboba пишет:

    http://realty.tut.by/news/offtop-realty/431761.html

    тик так тик так

    [Ответить]

    Белая Пешка Ответил:

    @Zeliboba,
    ух и пробка будет в центре

    [Ответить]

    Белая Пешка Ответил:

    @Zeliboba,
    вообще поражают такие новости,какая то турция,аля каменный век живут шифер на шифере,и предлгагают хайтек новационные проекты другому гос-ву,а у самих деревянный туалет в ауле,а в туристической зоне палюбасу из-за границы строили.Тут либо какая то реклама будущей инфраструктуры очередная,либо через турков к беларусам че то лезут.

    [Ответить]

    Философ Ответил:

    @Zeliboba, ни что иное, как городок для жидов, переселяющихся со всего мира в Хазарию, в следущем году планируют майдан и в Минске , надо же где то размещать хасидопобедителей Лукашенки 😉

    [Ответить]

  2. Белая Пешка пишет:

    Россия не будет платить владельцам ЮКОСа
    http://www.politonline.ru/interview/22880032.html

    [Ответить]

  3. SS пишет:

    При всем уважении к автору я бы не согласился с ним в главном – цена на нефть это Большая Политика, которую такая страна, как Саудовская Аравия не может определять в принципе. Здесь даже и присматриваться особо не нужно – за всем этим ценовым беспределом торчат американские “уши”, т.к. цена устанавливается на биржах NY и Лондона, а там саудиты никакой роли не играют…

    [Ответить]

  4. Философ пишет:

    Александр Собянин: Мировая война начнется в течение ближайших трех лет

    Мировая война начнется в течение ближайших трех лет По мнению руководителя службы стратегического планирования российской Ассоциации приграничного сотрудничества Александра Собянина, мировая «золотая лихорадка» связана с подготовкой к переформатированию мира… В интервью “Радиоточке” эксперт рассказывает о том, как мир готовится к войне.

    [Ответить]

  5. Философ пишет:

    @SS, согласен с тобою, что саудовская элита не влияет на цены на нефть, эту функцию перехватила глобальная элитарная коалиция Менял во главе с Дэйвидом Рене Ротшильдом Парижским и ей удалось понизить цены с максимума в 115 до ~ 70 $/барр., и несколько ниже по эффекту инерции, а далее в дело включилась корпорация по управлению активами и сбережениями кланов космополитических амеробританских мультимиллиардеров VANGUARD GROUP, их влияние ощущается примерно с 1 ноября 2014 года, они договорились с бандой ИГ о поставках оружия и иных ресурсов, а платить амбициозный Халиф Багдади будет ворованной нефтью, а так как непонятно, сколько ещё времени продлится проект ЦРУ и Джона Бреннана ‘ИГ’ и нестабильность в Ираке, поэтому-то нефть ещё стала дешеветь и продолжит дешеветь до самого минимума, до 10 $/барр., ворованное не стоит ничего B-)

    [Ответить]

    v0razhmadIa Ответил:

    Василишин, кстати тоже про Vanguard говорит.

    [Ответить]

  6. Философ пишет:

    а вообще, статья слабая и наполненная банальностями, кроме, может быть того факта, что Саудовская Аравия помогала России в удержании цен на нефть на высоких уровнях в вышеперечисленных случаях 😉

    [Ответить]

  7. Белая Пешка пишет:

    Ближний Восток может взорвать нефтяные цены.
    http://politikus.ru/events/40614-blizhniy-vostok-mozhet-vzorvat-neftyanye-ceny.html

    [Ответить]

Ваш отзыв